Архив рубрики: История & Культура

Заветы наших великих предков…

FotoFlexer_Photo0«Повсеместно и ежечасно, в десятках газет, на сотнях собраний мы читаем и слышим одно и то же: «Во всех наших бедах виноваты другие». Возьмем Россию — даже ребенок в колыбели слышал лобановское: «Нам нужна Армения без армян». А Англия, корабли которой не могут подняться на Арарат? А Германия, для которой жизнь одного солдата дороже всего армянского народа…? А Франция, Италия, Америка…? Что — ложь? Нет! Все — правда, все верно. Но так же верно и то, что причина наших бед вовсе не в этом. Никто из нас — ни редакторы газет, ни партийные деятели, ни сам наш народ не спросил ни разу: «А нет ли в этой трагедии нашей, армян, вины»? Наши жалобы на судьбу, на безразличие других без требования ответа у самих себя — вот самая большая трагедия армянского народа». Шаган Наталиодин из организаторов операции «Немезис», философ и один из ярчайших идеологов армянского народа.  

«Армяне не обладают знанием своей национальной сущности. Стыдно — Франц Верфель, чужестранец, должен был сказать, что «армяне — народ духа». Да, мы духовный народ, и именно потому, все те учения, которые являются порождением обезличенного духа — социализм, большевизм, космополитизм — остаются чуждыми и недоступными для армянского духа. Одухотворенным было христианство, и в этом причина того, что армяне первыми метнулись в его объятия. Надо понять, что самым могущественным орудием нашего народа всегда был дух». Гарегин Нждедеятель национально-освободительного движения, автор одной из концепций армянской иделогии. FotoFlexer_Photo45656

«Эксплуатация и угнетение сами по себе есть формы насилия. Чтобы защитить себя и других, я оставляю за собой все возможности, включая насилие. Это совершенно естественный ход вещей. Меня не интересует, стал ли кто-то угнетателем по праву рождения или сам проторил себе путь к такому положению. Угнетение есть угнетение. Если он отказывается исправиться по-хорошему, нам следует поступить с ним по-плохому. Вот так, все просто». Монте Мелконян — национальный герой Армении, лидер революционного крыла A.S.A.L.A, наиболее известный командир времен Арцахской войны. 

«Сегодня решается наша судьба, мы должны оглянуться назад в историю, посмотреть на ошибки и быстро сделать выводы. Мы должны рассчитывать на себя и только на себя, это священная война для армян всего мира, мы победим, если осознаем это. Армянское противостояние – это противостояние материалистов и идеалистов, нефти и крови, хищника и жертвы. Посему мы должны воевать сами, хватит оставаться жертвой, необходимо проснуться. Арцах и Зангезур — это открытые двери нашей Родины, и над ними нависла угроза уничтожения. Вот почему ни в коем случае нельзя допустить потери ни пяди земли». Леонид Азгалдян — один из лидеров освободительного движения в Арцаха, командир особого отряда «Армия Освобождения».

FotoFlexer_Photo2«Если будет необходимо, я сделаю это еще раз. Если Таллат воскреснет еще сто раз, я сто раз его убью без всяких сомнений и колебаний. Когда мне сказали, что я поеду за головой, я был счастлив и был тверд в намерениях. Я знал, что посмотрю ему в глаза и лишь потом пущу ему пулю в лоб. Я не считаю себя убийцей, я убил тварь, не достойную ходить по этой земле». Согомон Тейлирянармянский мститель, застреливший одного из организаторов геноцида армян 1915-1923 гг в рамках операции «Немезис».   FotoFlexer_Photo8

«Сражаемся сегодня за свободу нашу, за веру нашу, за семьи наши, за будущее наше. Сложить голову за свободу своей страны – высшая честь для армянского воина. Плечом к плечу братья, бейте врагов наших, бейтесь достойно до капли крови последней, ибо сегодня судьба детей наших решается». Вардан Мамиконян – армянский спарапет, герой религиозно-национальной борьбы армян в V веке.

«В те времена титул царя царей значил одно – божественное происхождение. Тигран воплощал собой дух Великой Армении, несправедливо, что сегодня мы чаще говорим про тех, кто были вассалами Тиграна и его учениками. Фараон Египта Птолемей XII сумел захватить власть лишь благодаря военной и политической поддержке Тиграна». Майкл Элпистон – президент археологического музея Древней истории в Лондоне

FotoFlexer_Photo«Десятилетиями меня и других солдатов кормило и воспитывало население Сасуна, Муша, Ахлата, и весь армянский народ: мы были его солдатами, а не Дашнакцутюна либо других партий. И у меня был один идеал: ударить по вековому врагу. Я всегда оставался противником действий против любой другой страны и правительства». Андраник Озанян – прославленный генерал, национальный герой Армении и Болгарии.

«Мы воины, политика не для нас. У нас нет партии, наша партия – наша Родина. Мы выполняет свой долг воинов, защитников, мы должны быть храбры и с честью защищать землю наших предков. Политика – дело грязное и оно не для нас.  Моя партия – это Моя Родина». Каро Кахкеджян – командир легендарного  отряда «Крестоносцы» времен освободительной войны в Арцахе.

« Армяне! Пробил час, когда каждый армянин, забыв свое личное во имя великого дела должен приложить последнее усилие и ударить по врагу. Мы не хотели воевать, во имя мира и согласия готовы были пойти на любую жертву, однако наш вероломный враг продолжает идти по намеченному пути. Он хочет стереть нас с лица земли. Но если нам суждено быть уничтоженными, то лучше с оружием в руках попытаться защитить себя».  Мовсес Силиков – генерал – майор, легендарный армянский полководец, разбивший турецкую армию под Сардарапатом.FotoFlexer_Photo1

«Фраза «Узнай слабые стороны врага, чтобы знать, куда бить» неполна и зачастую прямо опасна. Завершим ее: «узнай и силу, стоящую за ним». Хватит смотреть на турка с высоты Эйфелевой башни и насмехаться над высотой его минарета. Эйфель — французское, мы же должны смотреть на турецкий минарет с купола нашей полуразрушенной церкви, чтобы понять, что и этой высоты достаточно, чтобы разбиться насмерть. О том свидетельствуют кости наших павших. На турок мы должны смотреть с армянской точки зрения». Шаган Наталиорганизатор операции «Немезис», философ и один из ярчайших идеологов армянского народа.  

«Печально наше прошлое, и наша сегодняшняя жизнь есть продолжение прошлого. Во многих местах я побывал, много стран повидал, но не видел ни одной нации, что была бы похожа на армян… Если где-нибудь осядут две армянские семьи, то там тут же возникают четыре партии. С давних времен разобщенность была тем геном, который, передаваясь из поколения в поколение, разъедал и иссушал дух и тело нации. В нашей истории можно отметить множество примеров тому, особенно в периоды, когда персы, греки, арабы, сельджуки и различные монгольские племена мечом и огнем уничтожали Армению… У турок даже возникла уже поговорка «головы гяуров не объединятся», означающая, что среди армян единения быть не может. Больно слушать такое, но еще больнее сознавать, что это правда… Армянин злопамятен, он предаст, отомстит за любое непочтение к себе со стороны другого армянина. Но если то же непочтение ему окажет турок, курд — словом, чужой — он сам с великим почтением вынесет это». Раффи — армянский писатель и поэт, автор исторических романов.

FotoFlexer_Photo3«Достаточно того, что идея свободы народа священна, что идея революционной борьбы продиктована теми условиями, чудовищную тяжесть которых в той или иной степени испытал на себе каждый армянин. Последователей и соратников, сочувствующих и единомышленников, симпатизирующих и товарищей мы, несомненно, найдем. Да, оставим мертвых и с вящей бдительностью поведем вперед нашу борьбу. Не будем забывать никогда, что коль скоро армянин унаследовал от своего печального прошлого множество отрицательных черт, то сегодня он находится в такой исключительной ситуации, когда зло может развиться до невиданных размеров и нанести нам сокрушительный удар, если ослабнет наш глас, взывающий о правосудии». Ростом Зорян — Общественно-политический деятель, один из основателей и лидеров партии Дашнакцутюн 

«Ясно, коль скоро наша история не привила в нас морально здоровых инстинктов, как то: не ставить личные интересы выше общих, плечом к плечу отдать себя служению общим интересам, не бояться борьбы — вполне естественно, что наше революционное движение ни качественно, ни количественно не могло иметь той почвы, на которой другой народ при равных условиях приобрел бы этот опыт. Вот почему во многих названных условиях можно увидеть что угодно, но не доказательство нецелесообразности революционной идеи или революционных методов». Христофор Микаэлян — общественно-политический деятель, один из основателей и лидер партии АРФ «Дашнакцуцюн».  

«Нежели когда-нибудь Армения сможет вновь стать собственностью армян?
Ответ: Да, сможет, и, несомненно, станет, если все армяне – мужчины и женщины, богатые и бедные, господа и молодежь настолько возжелают и будут стремиться к свободе Армении, как голодный тянется к хлебу и жаждущий – к воде. Вне Армении армяне похожи на квартиросъемщика, который трудится, украшает эту квартиру, из которой рано или поздно должен быть изгнан законным хозяином». Рафаэл Патканян — один из основоположников армянской гражданской поэзии, общественный деятель.

Галстян Арег

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Фото — портреты художника Вагана Гарибяна

 

 

 

 

Монте Мелконян: Путь к Бессмертию

montesemya110613ИСТОРИЯ РОДА И ВОЗВРАЩЕНИЕ К КОРНЯМ.

Монте Мелконян родился 25 ноября 1957 года в калифорнийском городке Визалия в семье Чарльза и Забел Мелконянов. Дедушка Монте Газар Мелконян был пастухом в небольшой деревни Карапет (Ван, Западная Армения), бабушка Айкануш был родом из семьи богатого ювелира из Карадзора (район Вана, Западная Армения). В 1913 году Газар его жена и пятеро детей сели во французский корабль, державший путь в Соединенные Штаты Америки. Глава семьи стал батраком в округе Фресно, штата Калифорния, где и обосновалась семья Мелконянов.  Дедушка по материнской лини Мисак был родом из мелкобуржуазной семьи города Марсован (район Самсуна, Западная Армения). В подростковом возрасте Мисак стал активным членом партии Гнчак за что османские власти объявили его в не закона. Ему также пришлось покинуть страну и обосноваться в Америке, где он стал фермером.

«Дедушка умер за два года до рождения Монте. Отец рассказывал нам, что наш двоюродный дедушка по материнской лини Яков Серопян был одним из первых армян, кто купил земельный участок во Фресно. Это было в конце 1870-х годов. Будучи ребенком, Монте любил смотреть по телевизору драму «Шесть вагонов», а которой упоминалось имя нашего знаменитого предка»; — рассказывает старший брат Маркар Мелконян.  Монте учился средней школе Визалии, которую с отличием окончил летом 1975 года. В школе он проявлял особый интерес к истории и иностранным языкам. Более всего Монте привлекала Япония, он посещал курсы языка и занимался восточными единоборствами. Еще в 1972 году директор школы Девид Греймс добивается того, чтобы Монте прошел летнюю школу в Токио. Из Японии он вернулся с блестящими знаниями, наградами и наилучшими рекомендациями от директора. Есть ошибочное мнение о том, что армянская идентичность проснулась в Монте, после посещения им Испании, где его учитель Симеон Забрано задал ему вопрос: «Откуда твои корни Монте?». Вопрос звучал именно так, а не «Какой ты национальности?» и Монте ответил «Америка». Это было неудивительно, ведь в период Холодной войны в США велась активная пропаганда того, что американцы – единая нация, нация избранная Богом. В то время Монте, как и многие другие его сверстники стал жертвой «американской исключительности».

Маркар Мелконян в одном из своих интервью так прокомментировал: «Такой эпизод действительно имел место, но не сильно повлиял на него, он знал, что он армянин, но не знал, откуда его корни, поэтому и сказал «Америка».  В действительности «армянское сердце» забилось в груди будущего героя 12 июня 1970 года, когда семья Мелконянов совершила поездку на свою историческую родину в город Марсован. Там Монте увидел разрушенную армянскую церковь и оскверненное армянское кладбище, где был похоронен его прадедушка. «Он стоял и внимательно смотрел на большой дом, который принадлежал его предкам до Геноцида. Семейный особняк предков матери был превращен в Дом кино, украшенный плакатами»;- говорится в отрывке из второй главы книги «Путь моего брата». После поездки тринадцатилетний подросток начал задумываться о том, почему они живут в Америке? Почему дом его прадедушки превращен в Дом кино? Почему земли его предков принадлежат другим?  «С того времени он начал слушать исключительно армянскую музыку, знакомиться с другими армянскими сверстниками, посещать культурные мероприятия. Позже все это переросло в одержимость, он стал говорить о справедливости в отношении армянского народа, о правах на свои земли. Подобные разговоры были не по душе нашему отцу, из-за чего у них с Монте возникали ссоры»; — рассказывает Маркар Мелконян.     

montejapan110613

В 1975 году Монте поступил в Калифорнийский университет Беркли на факультет истории и археологии. Он был самым ярким студентом в университете, играл в бейсбол за местную команду, был избран президент студенческого совета. Одновременно он был очень силен физически, четыре года подряд становился чемпионом штата по карате среди студентов. Будучи студентом, он выбрал тему своего исследования «Ванское Царство» под руководством профессора Дастина Бергера. На третьем курсе учебы он посетил Южную Корею, где 5 месяцев жил в буддийском монастыре и изучал местную философию. Надо сказать, что армянский язык он начал изучать довольно поздно, что, однако не помешало ему достичь желаемого результата. К этому времени он свободно говорил на испанском, японском, французском и итальянском языках. В Ливане он изучил арабский и курманджи (распространенный диалект турецких  и арабских курдов). «Когда люди спрашивают меня, как случилось, что Монте вырос таким воинствующим армянином, я отвечаю, что Монте с детства был смелым, очень упрямым, умным и любопытным. Более того у него у него была невероятная сила воли, какой я в своей жизни не наблюдал. Поездка на родину, потом музыка, книги сделали свое дело. Монте всегда заканчивал то, что начинал, таков был его характер и если он чем-то заинтересовался, то это навсегда»; — пишет Маркар Мелконян о своем брате.

ПУТЬ «АРМЯНСКОГО САМУРАЯ».

Утром в середине апреля 1978 года студент, будущий инженер, услышал стук в дверь своей квартиры на втором этаже в районе Bromley-by-Bow Восточного Лондона. На пороге, как позднее рассказывал хозяин, стоял молодой человек «в рубашке вроде мексиканской». «Привет, я Монте Мелконян из Штатов, – выпалил незнакомец». Когда Нжде приветствовал гостя на армянском, Монте смог ответить только смущенной улыбкой. Глаза Нжде сузились – что это за соотечественник, который не может ответить на родном языке даже на простое приветствие? Однако покрасневшее лицо Монте убедило Нжде, что гость чувствует себя ужасно из-за своего неумения говорить по-армянски. Так начался путь «армянского самурая» в Ливан, где ему предстояло с оружием в руках защищать армянские кварталы Бейрута.  «Я стараюсь быть как можно более логичным, принимая решение о том, как участвовать в нашей борьбе.  Я просто посмотрел на карту, увидел, что Турция не имеет общей границы с США и обратил внимание, что в двух близлежащих к ней странах в Ливане и Иране есть две крупные армянские общины, уже занятые самообороной и больше других вовлеченные в нашу патриотическую борьбу. Поэтому я совершенно логично решил отправиться в этот регион, чтобы вести борьбу с максимальным эффектом»; — объяснял Монте свое решение.   montearcakh110613-196x300

Ему пришло в голову, что Анджар, армянская деревня в ливанской долине Бекаа, могла стать удобным местом для военно-тренировочного лагеря, где собирались бы добровольцы. Восемью годами ранее он посещал Анджар вместе с родителями и с тех пор воссоздавал в своем воображении в качестве новой Спарты. Как-никак обитатели деревни были гордыми потомками тех пяти тысяч мужчин, женщин и детей, которые в 1915 году защищались на горе Муса-даг, возвышавшейся над их родовыми селениями у залива Искендерун в юго-восточной Турции. 

Монте считал, что при таком наследии потомки беженцев – первые кандидаты на то, чтобы принять у себя центр подготовки новобранцев для будущей «патриотической борьбы». Монте рассказал о своей идее с лагерем Ваге Ашкаряну, главе деревни, который направил его к лидеру местных дашнаков. Отказ сильно разочаровал Монте и он решил, что нельзя дальше напрасно тратить время. Он отправился в Иран, где надеялся больше преуспеть в отношении советской визы, которую ему не удалось получить в Бейруте из-за плохих телефонных линий и перестрелок, перекрывших доступ к советскому посольству в западной части города. После недлительного пребывания в Иране и Афганистане, он узнает о новой угрозе армянской общине Ливана и спешно возвращается в Бейрут. Монте познакомился с большим количеством единомышленников, среди которых был Алек Еникомишян. В конец 1978 года он познакомился со своей будущей женой Седой, которой на момент первой встречи с Монте было 16 лет.

Весной 1980 года Монте Мелконян вступает в ряды A.S.A.L.A (Армянская Секретная Армия Освобождения Армении). Он был мозговым центром всей организации, планировал большинство операций. Одной из самых успешных операций, спланированных Мелконяном, стал «Ван», в ходе которого четверо членов организации под командованием Вазгена Сисляна захватили и долгое время удерживали турецкое посольство в Париже. Операция «Ван», как и задумывал Монте, сломала стену безразличия и молчания к армянскому вопросу. На вопросы о том, что является ли насилие выходом, Монте отвечал: «Эксплуатация и угнетение сами по себе есть формы насилия. Чтобы защитить себя и других, я оставляю за собой все возможности, включая насилие. Это совершенно естественный ход вещей. Меня не интересует, стал ли кто-то угнетателем по праву рождения или сам проторил себе путь к такому положению. Угнетение есть угнетение. Если он отказывается исправиться по-хорошему, нам следует поступить с ним по-плохому. Вот так, все просто». 

Из-за разногласий, связанных с методами борьбы, Монте отделился от сторонников Акопа Акопяна  и организовал новую фракцию ASALA-RM. В ноябре 1985 Монте был  арестован в Париже  по обвинению в незаконном пересечении границы, владении огнестрельным оружием и подделке документов; приговорен к 6 годам заключения. Большую часть тюремного срока во Фросн Монте провел в одиночных камерах площадью три на пять метров.  Каждое утро в семь часов охрана будила его лязгом, наполняя чашку черпаком с порцией кофе или молока. Затем в узком промежутке между койкой и стеной Монте семьдесят пять минут приседал и отжимался от пола. В 8:30 его выводили на утренний «променад» по тюремному плацу размером пять на восемь метров, окруженному высокими бетонными стенами. В 10 часов он возвращался в камеру, где до полудня продолжал свои физические упражнения. Как и другие заключенные со статусом DPS (Detenu particulierement signale – особо важный заключенный (фр.)) Монте должен был есть в одиночестве, за дальним столиком кафетерия под бдительным присмотром охранников.  В Фросн насчитывалось 3500 заключенных и 1200 охранников. «В большинстве своем охранники – хорошие люди», – писал Монте в праздник Нового 1986-го года. Однако к лету он изменил свое мнение.

montesemya110613-1

Охранники во Фросн принадлежали к ядру Forces Ouvrieres, правой организации, состоявшей, в основном, из полицейских, офицеров службы безопасности и охранников тюрем. Но даже самые бешеные охранники старались не становиться Монте поперек дороги. Исходя из одного соображения – в случае с Монте совершенно правильного: у каждого из заключенных со статусом DPS остались на свободе вооруженные друзья. Была и другая причина: охранники боялись заключенных, которые, как и Монте, день за днем поднимали тяжести, накачивая мускулы. Вдобавок Монте отказывался от приема «лекарства». 

montemogila110613-225x300В своем открытом письме Монте отметил, что пять бывших узников тюрьмы во Фросн стали главами государств, большей частью африканских. Больше сорока лет назад именно здесь, в камере под номером 354 по другую сторону коридора провел последние дни своей жизни один из кумиров Монте – Мисак Манушян. Пережив ребенком Геноцид армян, он в 1934 году присоединился к Французской компартии и во время нацистской оккупации страны возглавил отряд из 150 партизан. Его отряд пускал под откос поезда, уничтожил более пятидесяти нацистов и коллаборационистов режима Виши, прежде чем он и 22 его товарища были схвачены в ноябре 1943 года. Они содержались в тюрьме Фросн и были расстреляны здесь всей группой 21 февраля 1944 года. «Находиться в таком месте почти честь», – писал Монте из своей камеры во втором отделении. 

Монте вышел из тюрьмы Пуасси 16 января 1989 года. Поскольку документы на высылку из страны еще не были заполнены, и пункт назначения не был определен, он отправился из тюрьмы прямо в префектуру полиции возле знаменитого теперь Дворца правосудия. При первой же возможности Монте отправился в Армению, где возрождалось новое национальное движение. В 1991 году он отправляется в Арцах, где становится начальником штаба Корнидзорского отряда. Благодаря военной подготовке и таланту Монте были освобождены Бузлух, Манашид и Эркедж.   Летом 1992 года под селом Мачкалашен азербайджанская армия столкнулась с отрядом легендарного «Аво». Враг был остановлен, понес огромные потери в живой силе и технике и угроза Арцаху с Юга была ликвидирована и Монте возглавил Мартунийский Оборонительный район. За это время армянские подразделения в Мартунийском районе, как любил говорить сам Монте, «не отдали ни одного сантиметра своей земли». 

Ближневосточный опыт Монте Мелконяна сыграл ключевую роль в разгроме армянскими отрядами групп многочисленных афганских моджахедов и наемников из различных исламских государств. В период Арцахской войны Монте был известен как самый опытный, бесстрашный и  требовательный  командир, авторитет и популярность которого выходили далеко за рамки Армении и Арцаха. В Мартунинском районе семьи называли своих новорожденных сыновей Монте или Аво. На один из вопросов армянского журналиста: «Почему армяне со всего мира приехали воевать за Арцах?», Монте ответил: «Вполне нормально, когда армянин приезжает и защищает свою Родину, это обязанность каждого армянского мужчины. Странно только одно – почему приехало так мало армян? Вот что странно». Легендарный сын армянского народа Монте Чарльзович Мелконян погиб 12 июня 1993 в селе Марзилу в ходе спец.операции. Его гибель стало национальной трагедией, миллионы армян по всему миру не могли поверить в то, что Аво уже нет. Незадолго до своей гибели Монте произнес словами, ставшие святыми для каждого армянина, вне зависимости от места рождения и жительства: «Мы не имеем право проиграть, мы должны отдать все, чтобы победить. Мы должны во многом себе отказывать, мы должны понимать, что эта война должна завершиться только нашей победой, другого варианта быть не может. Если мы потеряем Арцах, то закроем последнюю страницу в нашей истории». В 1996 году он был посмертно удостоен звания Национального героя Армении.    

Концовку статьи также хочется завершить словами Монте, которые должен помнить каждый армянин: «Арцах – это наша первая борьба, но точно не последняя».    

P.S. При написании статьи использовались следующие материалы: «Путь моего брата», «Право на борьбу», «Самокритика».  

 

Галстян Арег.  

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Крестоносец XX века: Посвящается Каро Кахкеджяну

kakhkejyan260613-1-251x300Каро Кахкеджян родился в 1962 году в сирийском городе Алеппо в семье Айка и Анаит Кахкеджянов. С давних времен род Кахкеджянов играл важную роль в политической и экономической жизни города Аданы (столица Киликии),  корни со стороны матери из древнего города Муш (Западная Армения). Дедушка Каро со стороны отца был одним из телохранителей легендарного Драстамата Кананяна (Дашнак Дро), родственники со стороны отца также участвовали в освободительном движении. Глава семьи Айк Кахкеджян был влиятельным бизнесменом на Ближнем Востоке, но большую часть времени провел вдали от семьи, руководя алюминиевым заводом в Нигерии. В мае 1970 года, семья Кахкеджянов перебирается в  столицу соседнего Ливана — город Бейрут. В том же году мать отправляет юного Каро в среднюю школу Бурудж-Хаммуда (примеч. самый крупный армянский квартал в Бейруте). Уже в школе проявились таланты будущего героя, он делал успехи в математике и особенно преуспел в иностранных языках. В июне 1980 года юный выпускник по настоянию отца отправляется в немецкий Франкфурт, где поступает на факультет механики и машиностроения. Параллельно он посещает курсы иностранных языков: по окончанию университета Каро, помимо армянского, свободно владел арабским, курдским, английский, немецким, турецким и итальянским языками.

После учебы, он включается в семейный бизнес. Более года молодой выпускник управлял представительством завода в Лондоне. Дела шли в гору, и Айк Кахкеджян открыл представительство в городе Фресно, штата Калифорния, США. Увидеть этот город было мечтой молодого Карапета, который хотел воочию увидеть своих соотечественников, живущих по ту сторону океана. Бизнес отнимал у него много времени, но он каждый день посещал мероприятия, которые проводились в армянском культурном центре. Так, на одном из патриотических вечеров, организованных Армянской Молодежной Федерацией, Каро Кахкеджян познакомился со своим другом Шаге Аджемяном, который будет  с ним плечом к плечу бороться за свободу Арцаха. Вплоть до 1988 года Каро Кахкеджян и его друзья активно участвовали в жизни диаспоры: проводили летние лагеря для молодежи, арендовали спортзалы, где юноши от 10 лет могли заниматься различными боевыми единоборствами. kakhkejyan260613-3-khachakir-290x300

 Во время землетрясения в Спитаке, семья Кахкеджянов выделила огромные средства на преодоление последствий этой ужасной трагедии. Более того, сам Каро вместе с армянскими добровольцами из США непосредственно отправились в Советскую Армению, чтобы оказать помощь своим братьям и сестрам. Выносливые армянские юноши из разных уголков мира день и ночь разбирали завалы, помогали мед.персоналу, обеспечивали доставку гуманитарных грузов. Не успела эта рана, как враги решили нанести удар по самому сердцу армянского народа – Арцаху. «Сердце армянского народа будет биться лишь в том случае, если Арцах будет освобожден» — был убежден легендарный федаин. Отряд, костяк которого составили американские армяне, получил название «Крестоносцы». «Каро решил создать особый отряд из волевых и благородных фидаинов – хачакирнеров, которые хорошо осознавали, что идут в бой за правое дело. Отряд получил название – «Крестоносцы». Крестоносец —  это воин, хранитель и защитник тех святынь, которые даны свыше Богом, защитник Родины, земли, в которой покоятся предки» — объясняет причину выбора подобного названия Шаге Аджемян.

kakhkejyan260613-2

В отряде «Крестоносцы» сражались не только сыны Армении с различных уголков мира, но и белорусский федаин Сергей Серов, приехавший сражаться за свободу сокровищницы христианского мира – святого Арцаха. Отряд блестяще и без потерь прошел свое первое боевое крещение, разгромив 1 июня 1992 года вражеский отряд неподалеку от Ванка. В последующем отряд выполнял сложнейшие задания, имеющие важнейшие важнейший стратегический характер. Под командованием  Каро Кахкеджяна отряд провел более двадцати успешных операций в Лачинском  Мардакетском направлениях. «Будьте христианами, сражайтесь как львы» — не уставал повторять Спитак Арч Каро. Кстати, свое прозвище «Спитак Арч» (Белый Медведь) получил из-за своей безграничной выносливости и трудолюбию. Из воспоминаний его соратника Санасара: «Он был не только вынослив, но и интуиция у него была природная, стопроцентная. Кроме того его позывной был «Спитак Арч».  Когда речь заходила о политике, командир резко останавливал своих бойцов: «Мы воины, политика не для нас. У нас нет партии, наша партия – наша Родина. Мы выполняет свой долг воинов, защитников, мы должны быть храбры и с честью защищать землю наших предков. Политика – дело грязное и оно не для нас». Неудивительно, что  на знамении отряда было написано: «Моя партия – это Моя Родина». kakhkejyan260613-5

После ряда успешных операций, враги с ужасом встречали новость о том, что приближаются «Крестоносцы». «В 1992 году в Баку вышла газета, в котором говорилось о том, что отряд из американских армян, оснащенных современным вооружением, является главной угрозой для нашей безопасности» — рассказывает крестоносец Шаге Аджемян. И действительно, всю мощь армянских крестоносцев на себе испытали не только азербайджанские отряды, но и турецкие, чеченские и афганские наемники. В июне 1993 года отряд прибыл в Мардакерт, для выполнения сложнейшей операции – овладеть позициями противника на горной высотке вблизи села Магавуз. Отряд из девяти человек более недели вел неравный бой с противником, который имел не только численное превосходство, но и находился в удобной, с точки зрения военный тактики, конфигурации.

Наконец, 26 июня крестоносцам удалось отбросить противника с позиций и занять их с целью дальнейшей обороны. Для поддержания обороны отряду была необходима поддержка. Шли часы, поддержку отряд не получал, чем и воспользовались враги, которые начали вести прицельный огонь по армянским позициям. Бесстрашный командир в одиночку взял гранатомет и попытался заглушить пулеметчиков, однако, получил смертельное ранение. Казалось бы, со смертью Каро, позиции будут потеряны, однако бойцы отряда обороняли позиции более пяти часов, пока на помощь не подоспел специальный отряд «Шуши» под командованием Жирайра Сефиляна, который завершил разгром азербайджанских отрядов. Смерть Каро Кахкеджяна стала поистине всенародной скорбью, попрощаться с легендарным крестоносцем, поимо родственников и друзей, приехали высокопоставленные деятели из армянских организаций по всему миру.  Армянский крестоносец похоронен в святом военном кладбище «Ераблур».

Галстян Арег

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Монте Мелконян в Японии: Воспоминания друзей

montejapan050613-2Летом 1972 году пятнадцатилетний Монте Мелконян заканчивает этап средней школы (intermediate schools). До начала нового учебного года в старшей школе (high school,) директор школы Девид Греймс предлагает талантливому ученику поехать  на летнее обучение в Японию. Выбор пал на Монте не случайно: он долгое время посещал секцию карате и был чемпионом штата Калифорнии среди юниоров (до 14 лет), изучал японскую культуру, посещал языковые курсы. Его определили в одну из самых престижных школ в стране восходящего солнца — Tokyo Kamata High School. Специалисты информационно – аналитического портала «time to analyze» — politics, society, and ideas проделали большую работу, результат которой мы вам представим. Нашему порталу удалось связаться со школой, узнать данные и связаться с одноклассниками Монте Мелконяна. 

 Харада Бенджиро: «В вашей школе никогда не учились иностранцы, все были крайне удивлены, когда увидели смуглого и молчаливого американца. Мы даже не знали, на каком языке с ним общаться. Мало кто из нас знал тогда английский. Учитель, поприветствовав нас, объявил, что летом с нами будет учиться школьник из Америки, и он может хорошо изъясняться на японском. На перемене мы подошли к нему и познакомились, он был не очень разговорчив, достаточно скромен, что по достоинству было многими оценено. Монте поселили в мою комнату, но первое время мы мало общались. Наша дружба началась с бейсбола. Каждый вечер субботы он выходил во двор и кидал мяч и сам бегал за ним, я думал, что за глупая игра. Когда он вернулся, я спросил его, что это за игра, и он? как одержимый, начал мне рассказывать. Удивительно, но после его рассказов мне самому захотелось играть, так мы собрали целую команду и играли  каждые выходные. Всего лишь за месяц Монте подтянул японский язык, усвоил необходимые манеры общения и преуспел в карате. Особенно ему нравилось драться на тати (японский меч). Я не знал, что он армянин, ведь нам сказали, что он приехал из США. Лишь спустя какое-то время он рассказал нам о своей семье, друзьях».

 Хоши Кагами: «Он был прекрасен, девушки в школе никогда не скрывали своих симпатий к нему. Мы все придерживались правил школьной дисциплины, девушки не общались с парнями в учебное время. Мы познакомились, когда учитель Тахука отпустил нас в город погулять со старшеклассниками. Там Монте и заговорил со мной и другими девушками, рассказывал обо всем. Особенно запомнился его рассказ о том, что до 12 лет он сам не знал, что он армянин. По-моему где то в Европе, или  родители потом рассказали о своих корнях. В школе он учился хорошо, занимался единоборствами и прекрасно пел, у него был необычайный голос, но мы всегда смеялись, когда он пытался петь на японском. Я долгое время поддерживала с ним связь, пока он не уехал в Ливан, на время мы потеряли друг друга. Я, как и все остальные, были крайне удивлены, увидев его фотографии в газетах, где говорилось об актах терроризма со стороны армянской организации. Я не знала про геноцид, не знала о том, что его родина сегодня находится в составе Турции. Думаю, он сам в том время про это ничего не знал или просто не хотел об этом говорить, нам было всего по 15 лет».  

montejapan050613-3

Акено Курихара: «Помню, что он был болен бейсболом, мог играть играть часами напролет. Помню, как он удивил учителя Тана, одержав победу над всеми сверстниками по карате, и стал вторым на тати. Он был очень способным, если брался за что-то, то доводил до конца и делал все на самом высоком уровне. После школы я поехал учиться в США и в Беркли наши пути вновь пересеклись, но увлечения Монте изменились, он был одержим историей, борьбой за справедливость в отношении своего народа. Я учился на факультете физики и математики и мало интересовался историей, но рассказы моего друга оставили определенный опечаток. Я всегда спрашивал его, чем я могу помочь, но он всегда улыбался и ничего не говорил. Весной пригласил меня на свадьбу своего друга, чтобы я посмотрел традиции армянского народа, попробовал кухню, увидел танцы. Не успевал я что-то сесть, он быстро подкладывал мне еще и еще, поэтому я стал кушать медленнее. Прекрасный был день, а после свадьбы вечерний бейсбол, в этом мой друг никогда себе не изменял. Он попрощался со мной и уехал, после чего о нем я узнавал лишь из газет и от наших общих друзей, которые имели с ним какие-то контакты. Знаю, что он звонил пару раз Хоши в Токио. Потом узнал, что он в тюрьме, поехал в Париж, но к нему никого не пускали, я оставил письмо. Монте так на него и не ответил, хотя я сомневаюсь, что он вообще его получил. Во время развала СССР он отправился воевать, о его смерти я узнал тоже из газеты, которая выпускала местная армянская диаспора. Не могу передать свои чувства, и говорить об этом тоже сейчас не имеет смысла, мне известно мало. Я лишь знаю, что мой добрый друг Монте погиб не напрасно, он с юности был предан своим идеалам, был человеком идеи, цели».   montejapan050613-1

Горо Хосогай: «Он  ходил с нами в столовую, но почти ничего не ел. Ему не нравилась японская еда,  когда мы все кушали, он доставал из кармана батончик шоколада. Так, он три четыре дня ел только шоколад, потом постепенно начал приучаться к нашей кухне. В 9 вечера все ложились спать, но не Монте, он до 11 часов читал книги, которые брал в библиотеке. Вставал он раньше всех и опять же с книгой в руках, читал  утром, днем и ночью. Я про себя думал: «надо же, американец читает». Помню один эпизод с участием Монте: все собрались в главном зале на перемене и занимаемся армрестлингом. Он стоит в сторонке и наблюдает, я позвал его участвовать. Зря я это сделал, он одолел всех и даже старших ребят, тут рядом проходит директор школы и спрашивает: «Ну, что кто победитель?»; «Монте» — ответили мы.  Директор снимает костюм и зовет его: «Давай, осталось меня выиграть». Монте смутился, от растерянности даже забыл снять костюм, и какого же удивление, 15 летний юноша выиграл у директора школы, который после обнял его со словами: «Сегодня можешь отдыхать».

Материл подготовил: Галстян Арег.  

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Зов Предков: Памяти Леонида Азгалдяна

azgaldyan220613-1-253x300Освободительная война в Арцахе обессмертила имена сотен сынов армянского народа. Сегодня  трудно найти в мире армянина, который не знает имена Монте Мелконяна и Вазгена Саркисяна. Однако, к большому сожалению, многочисленные СМИ редко пишут о другой легенде – Леониде Азгалядне. Большинство специалистов в области военного искусства в один голос утверждают, что в период карабахской войны особняком стояли два гениальных командира и мыслителя – Монте Мелконян и Леонид Азгалдян.  21 июня 2013 года исполняется ровно 21 год со дня гибели легендарного армянского «льва». Информационно – аналитической портал «time to analyze» — politics, society, and ideas подготовил статью «Зов Предков: Памяти Леонид Азгалдян», в котором отражена биография и боевой путь великого сына армянского народа.

Леонид Рубенович Азгалдян родился 22 ноября 1942 года в столице Грузинской ССР городе Тбилиси. Когда мальчику исполнилось пять лет, отец решил переехать в Армению, чтобы его сын учился и рос в родной атмосфере. Изначально, семья обосновалась в городе Нор-Баязет (современный Гавар) и только в 1949 году Азгалдяны прописались на постоянное местожительство в Ереване. В школе Леонид был самым талантливым учеником, особенно ошеломляли его успехи в физике и математике. На протяжении многих лет во всем Союзе молодой армянин не имел конкурентов на олимпиадах по вышеназванным дисциплинам. Кроме того, он был силен физически, занимался плаванием, легкой атлетикой, особенно любил бег на длинные дистанции. После окончания школы Леонид думал о том, оставаться учиться в Ереване или попробовать свои силы в первом ВУЗе страны – МГУ.  В итоге он, пройдя сложнейший конкурс, поступил на факультет радиофизики, который тогда  считался вторым  в мировом рейтинге, уступая лишь факультету физики Массачусетского Технологического Университета.

azgaldyan220613-2

Уже на первом курсе Леонид стал надеждой университета и советской науки. Однако, судьба нанесла юному дарованию сильный удар. В 1962 году из Еревана пришла весть о кончине матери и Леонид бросает учебу, чтобы быть рядом с семьей. Потеря была для него невосполнимой, но Леонид с юности стойко переносил все удары жизни. Он продолжил учебу на том же факультете, но уже в Ереванском Государственном Университете, который с отличием окончил летом 1964 года. Тогда же юный ученый был направлен на работу в центр вычислительной техники «Лезерная техника» в качестве младшего сотрудника. Известен один примечательный момент из того периода его жизни: муж его младшей сестры попал в беду из-за «бюрократических разборок» в больнице, где тот был врачом. Леонид счел важным поддержать своего родственника и написал ему письмо следующего содержания:

«Обращаюсь письменно, поскольку посетить вас не могу. Ясно, что по причине слабости здоровья, а не духа. У вас есть единственное сильное место: вы – специалист высокого класса. У них есть единственное слабое место: все они очень слабые специалисты. Вы вновь хотите оставить ваше сильное поле и перейти в их болото. Такое скольжение исходит из инерционности. Вы вновь не успеваете повернуть. Наполеон проиграл битву при Ватерлоо, потому что… не успел, не смог повернуться лицом к прошлому. Главное – понять сегодняшнюю суть. Сегодня жизнь призывает к ответу всякого и не как-нибудь, а именно: на что ты способен как специалист? Вы выигрывали только действиями, достойными вас, а всяческие попытки использовать их методы, взывание к совести, другие глупости привели к сегодняшнему дню. Но и сегодняшний день имеет две дороги: дорога базарных склок, царапанья, тасканья за волосы. И дорога битвы за будущее. Чего ждет от вас ваша суть? Только проявления ваших способностей как врача, ученого, руководителя, отца, мужа, главы большого числа способных, честных людей, которые ждут вашего выздоровления. Очень важно понять сегодняшнюю волну. Только опора на абсолют. Только знания. Только реальные шаги. Только действительная сила действительных союзников для имеющих действительный смысл действий. А ведь вы можете создать идеальную больницу, с идеальными параметрами. Вы теперь для этого знаете все. На это нужно только время, ум и честные действия. Результат? Максимальный…Только тот способен победить, кто умеет переключаться, на какой бы дороге он ни стоял. Только тот способен бороться, кто не сожалеет о потерях, отбрасывает прошлое. Только тот побеждает, кто правильно видит собственное будущее. Вы сильный! Вы справедливый! Вы могучий! Так будьте же им!»

Вплоть до 1988 года Леонид Азгалдян был погружен в научную деятельность и добился значительных результатов. Он чувствовал, что вскоре будет решаться судьба его родины и народа. С самого начала войны Леонид Азгалдян произнес слова, которые сегодня преданы забвению:«Сегодня решается наша судьба, мы должны оглянуться назад в историю, посмотреть на ошибки и быстро сделать выводы. Мы должны рассчитывать на себя и только на себя, это священная война для армян всего мира, мы победим, если осознаем это. Армянское противостояние – это противостояние материалистов и идеалистов, нефти и крови, хищника и жертвы. Посему мы должны воевать сами, хватит оставаться жертвой, необходимо проснуться. Арцах и Зангезур — это открытые двери нашей Родины, и над ними нависла угроза уничтожения. Вот почему ни в коем случае нельзя допустить потери ни пяди земли».

azgaldyan220613-3

В начале 1990 года Леонид Азгалдян формирует крупный федаинский отряд, который назывался «Армия Независимости». Под его командованием объединились бесстрашные сыны народа не только из Армении и Арцаха, но и из многочисленных общин по всему миру. Плечом к плечу со своим легендарным командиром сражались Владимир Балаян, Давид Сарапян, известный как «Дев» и «ливанский стрелец» Джозеф Карабян. Блестящий ученый оказался одаренным военным стратегом, он изучал военную тактику ведущих полководцев всех времен и брал от них все лучшее. Отряд Азгалдяна считал элитным, где каждый боец должен был придерживаться строгих установок: не курить, не пить, часами заниматься физическими упражнениями, отлично стрелять и ориентироваться. Каждое утро бойцы вслед за своим командиром пробегали по 11 км в сложнейших горных условиях. «Война — дело грязное, но надо вести ее с минимальными потерями. Наше самое большое богатство — это солдаты-добровольцы. Большей ценности для нашей страны нет, и нельзя их просто так приносить в жертву, чтобы освободить клочок земли. Надо строить и атаку, и защиту так, чтобы жертв было как можно меньше» — повторял каждый раз легендарный федаин.  azgaldyan220613-4

Строгая дисциплина и преданность своей родине и идеалам принесли свои плоды. Отряд Азгалядана участвовал более чем 20 битвах и во всех выходил победителем. За все это время «Армия Независимости» потеряла всего лишь 5 человек. Под ударами отряда армянского льва от врагов были очищены Бузлух, Манашид, Тог, Карачинар, Эркедж, Вериншен и Глюлистан. Леонид Азгалдян выстраивал крепкие оборонительные рубежи: « Арцах – это часть Великой Армении, мы не можем отдать ни одного миллиметра нашей земли».  В тот период для Леонида Азгалдяна, как и для Монте Мелконяна, освобождение Арцаха – было лишь началом борьбы: «Не верьте, если вам скажут о моей гибели. Я умру под стенами Стамбула». И в этом нет повода сомневаться, несмотря на то, что легендарный федаин погиб 21 июня 1992 года, его дух сегодня живет в каждом армянине.  Более того Азгалдян смотрел в далекое будущее и многое предвидел: «Война завтра кончится. Но мы еще долго будем в блокаде. Сегодня надо думать, как жить дальше. Сегодня мы побеждаем, но завтра, может быть, опять придется копать траншеи и строить оборонительные сооружения. Завтра будет нужна военная техника. Армении следует особо развивать военную промышленность. Поэтому крайне важно, чтобы завтрашняя изоляция страны не заблокировала бы нравственные, интеллектуальные и организационные способности нации. На это, собственно, и будет рассчитана блокада в первую очередь».

Зов Предков привел в Арцах молодых и талантливых ребят со львиными сердцами, которые помнили заветы своих бессмертных предков: Тиграна Великого, Вардана Мамиконяна, Арабо, Геворга Чауша, Андраника Озаняна, Гарегина Нжде и др. И не может быть сомнений в том, что звезда Леонида Азгалдяна ярко горит на армянском небосклоне, как любил повторять спарапет Гарегин Нжде: «Бог мой, как велико созвездие храбрецов на небосклоне нашей истории. И как ослепительно их сияние. Увенчаны все, у всех есть шрамы славы. В зрачках у них молнии, гнев, горечь. Не осталось, почти не осталось в мире рода, который бы не узнал силу нашей руки».  

Галстян Арег

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Общественно-политический строй Великой Армении

Во главе государства в древней Армении стоял царь, наделенный неограниченной властью. Эта весьма распространенная квалификация царской власти, однако, в определенной мере условна, ибо царь в действительности был ограничен стремлениями, интересами и потребностями господствующего класса землевладельцев-рабовладельцев, являвшихся опорой его власти. Во внутригосударственной сфере царь объединял в своих руках и законодательную, и исполнительную власть. Он был верховным военачальником всех войск. В функцию царя входило также основание городов, наречение их именем и т. п.

Во внешней сфере царю принадлежало право решения вопросов войны и мира, заключение договоров и союзов с другими государствами, ведение переговоров с ними лично, посредством корреспонденции или через посланников.

Власть армянских царей была наследственной с самого качала—со времени раннеармянского государства, насколько позволяют судить скудные источники. Даже в период владычества Ахеменидов сатрапская власть в Армении, как правило, оставалась привилегией одного рода—Ервандаканов (Оронтидов). Последний продолжал править наследственно также после достижения Арменией независимости в конце IV в. до н. э. Наследственность власти при Арташесидах—несомненный факт, с которым считались и римляне не только в период упадка династии, но даже после ее падения, подбирая своих ставленников на армянский престол из числа родственных Арташесидам лиц. Власть армянских Аршакуии переходила по наследству от отца к сыну, во всяком случае, начиная с конца II в. н. э. и до падения династии в 428 т., а ранее, в I—II вв., в ряде случаев нарушалась воцарением в Армении сыновей или братьев парфянских царей.
Титулатура и почетные прозвища армянских царей выражали удельный вес и значение страны и ее властителя в системе государств древнего мира. Титулом представителей династии Ервандаканов был «царь», и этот же титул носил Арташес I. Его отпрыски—Арташесиды, начиная с Тиграна II, титулуются на своих монетах и «царями», и «великими царями», и «царями царей». Последний титул у потомков Тиграна II встречается как правило в те периоды, когда он»и находились в полной независимости от Рима. В противном случае они титуловались «великими царями». По всей вероятности, титул «царь царей» означал также, что в сфере власти его носителя имеются полузависимые царства или княжества. Армянские Аршакуни носили титул «царь Великой Ар-
мении».

У некоторых царей засвидетельствованы почетные прозвища. Арташес I удостоился прозвища «Благой», Тигран II и один из его потомков—прозвища «Бог», некоторые из Арташесидов назывались «Филэллинами» («греколюбами») или «Филоромеями» («римлянолюбами»). Согласно греческой надписи из Апарана, автор ее Трдат Аршакуни именовался «Великим». Эпитет «Бог» означал также, что его носитель был обожествлен еще при своей жизни. Культ царя и его предков, т. е. царской династии, эта, так сказать, «политическая религия» была широко распространена в больших и малых государствах эллинистического мира как средство освящения царской власти, поднятия ее авторитета. Обожествленные цари нередко уподоблялись каким-нибудь классическим божествам, например, Зевсу или Аполлону (Селевкиды), Дионису (Митридат Евпатор), Гелиосу и другим.

Культ царской династии в Армении существовал, во всяком случае, начиная уже с Арташеса I. При Тигране II был утвержден также культ живущего, правящего царя, причем Тигран II был отождествлен с богом Ваагном-Гераклом, а его преемник Артавазд II— с богом Митрой. Армянские
Аршакуни унаследовали этот культ, прибавив к почитавшимся рядам предков и .ряд парфянских Аршакидов, который давно уже был предметом религиозного почитания в самой Парфии. Трдат I, судя по оставленной им в Гарни греческой надписи, отождествлялся с богом Гелиосом-Тиром. Впоследствии в эту сферу проникает и римское влияние, и на грани III—IV вв. мы наблюдаем в Армении признаки культа царской «Судьбы».
Весьма существенным в деле управления государством и выработке текущей политической линии было участие непосредственного окружения царя—его двора. Здесь первые роли были распределены между членами царской семьи— сыновьями и братьями царя. Рядом с ними действовали представители верхнего слоя родовой, а также служилой знати. Из этой сферы пополнялся состав высшего ранга руководителей страны, которым были подчинены экономическое, военное, финансовое, судебное и другие ведомства, крупные и важные провинции или города государства.

Более или менее подробные сведения о государственных ведомствах, а также названия некоторых из них относятся к последнему периоду древнеармянского государства—к IV в. и сохранились в трудах армянских историков V века. Возникновение же самих ведомств следует отнести к значительно более древним временам.
В армянском государстве с древних пор занимались строительством городов, крепостей, дорог, каналов и т. п. Основными источниками финансирования этих работ было налогообложение, а рабочая сила, помимо применения рабского труда, добывалась преимущественно путем наложения трудовой повинности на население (в IV в. она называлась «хашар» или «гугаз»). К этому следует прибавить надзор за торговыми путями, таможенное дело, монетное дело, получившее большой размах при Арташесидах и т. п. Всем этим занималось ведомство, именовавшееся «азарапетутюн» («ты-сячничество», греческий термин—«хилиархия»). Ведомство «спарапетутюн» («воеводство») занималось организацией вооруженных сил страны в мирное время и применением их— в военное время. Ведомство «мардпетутюн» осуществляло надзор за крепостями, в которых хранилась царская казна, а также за царским гаремом, «малхазутюн»!—возглавляло царскую гвардию, «сенекапетутюн»—вело царскую канцелярию и архив, царскую корреспонденцию, вырабатывало тексты царских надписей, выполнявшихся на арамейском и греческом языках. «Великое судейство», как о том свидетельствует само название, осуществляло правосудие и т. д. и т. п.

Раннеармянское государство получило в наследство приблизительно ту территорию, которую занимало Урарту. В дальнейшем, при Арташесе I, вследствие присоединения окрестных областей, также большей частью являвшихся ареной становления армянского народа, граница государства на севере достигала реки Куры, на востоке—прибрежных районов Каспия, на северо-западе—долины реки Чорох и предгорий хребта Пархар (Париадр), на юге—реки Тигра. Второй этап территориального развития Армении связан с той частю предприятий Тиграна II, которая относилась к присоединению территорий с армяноязычным населением. В этот период в состав армянского государства вошли Кордуена, так называемая Армянская Месопотамия, Софена, Высокая Армения. Это положение с несущественными изменениями сохранилось до конца IV века.

Современник Трдата I римский писатель Плиний Старший сообщает, что Армения была разделена на 120 «префектур», которые в Армении именовались «стратегиями». Это административное деление должно было оформиться еще при Арташесидах, возможно, при самом Арташесе I. Деление на стратегии, обусловленное внутренними природными барьерами Армянского нагорья—горными цепями, реками и т. п.„ несомненно явилось прообразом позднейшего деления на «гавары» (провинции).
Правители стратегий первоначально именовались «стратегами». Этот греческий термин был заимствован из государства Селевкидов, возможно, уже при Арташесе I, который сам в начале своей деятельности был селевкидским стратегом. Каждый стратег имел в своем распоряжении аппарат управления, включавший канцелярию, фискальное ведомство и военные силы.

Позднее, в период Аршакуни правители стратегий стали именоваться термином «нахарар» парфянского происхождения, который первоначально обозначал лишь административную должность, как, например, сатрап, а впоследствии приобрел значение князя-феодала. Если стратегии по своим размерам более или менее соответствовали позднейшим «гаварам», то более крупные административные единицы, объединявшие несколько стратегий, соответствовали позднейшим «нахангам» (край, губерния). Некоторые из них (обычно четыре), расположенные вдоль границ Великой Армении, именовались «бдешхствами». Стоявшие во главе их «бдешхи» были облечены более широкими полномочиями, чем правители прочих областей.

Основным внутренним подразделением стратегии была сельская община. Старейшина общины еще с ахеменидских времен фактически являлся также представителем государства, ведавшим вопросами налогов и сборов, повинностей и т. п. Города, по крайней мере—наиболее крупные и важные (примерно около десятка), находились вне компетенции местных властей. Они подчинялись непосредственно царю, который в необходимых случаях выражал им свою волю в виде писем-указов, пользовались правом частичной автономии и. обладали, видимо, своими вооруженными силами. В городах существовали органы самоуправления, в со став которых входили городские старейшины и чиновники. Однако за их деятельностью следил, придавая ей угодное царю направление, представитель царя—«шахап».

Важнейшей частью государственной машины были вооружейные силы страны. Из сохранившихся в источниках сведений о количестве войск в древней Армении следует выделить те, которые характеризуют численность войск Тиграна II, ибо упоминаемая в этих источниках 300-тысячная армия Тиграна комплектовалась не только из армян, но и из населения всех завоеванных им стран. Численность собственно армянского войска, по источникам, достигала примерно 100 тысяч.
Ударной силой армянского войска была тяжелая бронированная конница; кроме нее, была еще легкая, более многочисленная конница, применявшаяся для преследования противника. Однако основу армянского войска, в отличие от парфянского, составляла все же пехота—бронированные копьеносцы, а также лучники и пращники. Из вспомогательных войск в источниках упоминаются подразделения осадной техники и обоза.

Имелся отборный конный полк, насчитывавший 6000 воинов, которых греческий писатель Плутарх именует «телохранителями и спутниками» армянского царя. Кроме этого полка, были и другие регулярные части, но основная масса войска набиралась накануне или в ходе войны. В военном деле участвовали все слои населения, пополняя различные роды войск, начиная от конницы и кончая легковооруженной пехотой («нагие») и обозом. В армию призывалось не только свободное население, но и рабы-земледельцы частновладельческих хозяйств—дастакертов и агараков. Как в странах Древнего Востока и эллинистического мира, в Армении также было принято предоставлять земельные наделы за военную службу в личное или наследственное пользование. Этот слой кадровых или даже наследственных военных—«остаников»—придавал устойчивость армии. В этнически однородной Армении не имело распространения на-емничество, очень характерное для этнически пёстрых эллинистических государств и являвшееся ахиллесовой пятой их военной организации. Та же причина, кстати, предохраняла Армению от чрезмерного раздувания военно-административного аппарата, что было свойственно эллинистическим государствам. Таким был, в общих чертах, государственный строй древней Армении, шедшей по пути восточного, эллинистического рабовладения, существенно отличавшегося от путей греко-римского рабовладения. Однако в дальнейшем он под влиянием протекавшего в недрах общества процесса феодализации претерпел ряд важных видоизменений.

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Анастас Микоян и Карибский кризис 1962

undefined

Джон Кеннеди и Анастас Микоян

29 ноября Микоян по пути нa Кубу встретился с президентом в Белом доме. После встречи, зaнявшей около 3,5 чaсa, Микоян послaл в Политбюро сообщение следующего содержaния.

Президент по ходу беседы утверждaл, что Кубa все более преврaщaется «в плaцдaрм советской политики, нaпрaвленной нa подрыв Лaтинской Америки». Он подчеркивaл, что имеет в виду не столько действия сaмой Кубы, сколько рaсширение влияния СССР в этом рaйоне мирa. «Не Кубa-что онa действительно может сделaть против нaс, — a действия СССР — вот что имеет для нaс знaчение». Истолковывaя зaвоз советских рaкет нa Кубу кaк попытку изменить существующее соотношение сил в этом рaйоне, Кеннеди нaмекaл достaточно недвусмысленно нa желaтельность того, чтобы СССР огрaничил свою деятельность рaмкaми только своей стрaны, своим внутренним строительством. Тогдa и США готовы сделaть то же сaмое. А то сейчaс, говорил президент, создaлось тaкое положение, когдa, хотя обе нaши стрaны и не имеют кaких-либо территориaльных претензий друг к другу, мы стaлкивaемся с вaми почти повсюду, что в нынешний рaкетно-ядерный век связaно с большими опaсностями для всеобщего мирa. Кaк только где-либо вспыхивaет искрa революции, вaше присутствие стaновится зaметным. Вы тут кaк тут. Нaдо взaимно избегaть обострения обстaновки в рaзличных чaстях светa. Глaвное же, чтобы мы с Хрущевым хорошо понимaли друг другa.

Микоян: Мы — зa решение вопросов, a не подвешивaние их. Искрa революции? Но нa Кубе мы спервa вообще не имели никaких связей (Кеннеди соглaсился с этим). Революции были и будут. И в стрaнaх Америки они победят, и у вaс, в США, онa победит. Возможно, Вaм сaмому придется окaзaться в роли Ф.Кaстро, который, не будучи мaрксистом, повел Кубу к социaлизму. Президент рaссмеялся: «Не я, но мой млaдший брaт может окaзaться в тaком положении». (Этот обмен репликaми, хотя и в шуточной форме, покaзaтелен, вместе с тем, с точки зрения общего нaстроя тогдaшнего советского руководствa в отношении победы мaрксистской идеологии в междунaродном мaсштaбе. — А.Д.)

Дaлее Микоян сообщил, что у него с Кеннеди состоялaсь дискуссия по поводу aмерикaнской формулировки гaрaнтии невторжения нa Кубу — aмерикaнцы явно не хотели ясной формулировки для публикaции в ООН. Кеннеди было скaзaно, что мы никогдa не соглaсимся сaнкционировaть облеты aмерикaнскими сaмолетaми кубинской территории, тaк кaк это было бы грубым нaрушением суверенитетa и Устaвa ООН.

Кеннеди упорно нaвязывaл мысль о том, чтобы вместо соглaсовaнных документов ООН огрaничиться отдельными зaявлениями Хрущевa и Кеннеди с изложением соглaсовaнных и несоглaсовaнных вопросов. Но все же, отвечaя нa прямой вопрос Микоянa, президент подтвердил, что США не будут вторгaться нa Кубу и что они не отходят от позиций, изложенных во взaимных послaниях во время сaмого кризисa. «Кaк я уже говорил, США не нaпaдут нa Кубу сaми и не позволят сделaть это другим. Мы с Хрущевым понимaем друг другa, и я выполню взятые нa себя обязaтельствa». Президент тaкже зaметил, что он придерживaется мнения, что aмерикaнские рaкетные бaзы в Турции и Итaлии не имеют большого знaчения и что прaвительство США изучaет вопрос о целесообрaзности дaльнейшего сохрaнения упомянутых бaз.

undefined

Фидель Кастро, Эрнесто Че Гевара и Анастас Микоян

В целом из беседы с президентом Микоян, помимо конкретных кубинских дел, особо выделил сообрaжения Кеннеди в отношении желaтельности сохрaнения стaтус-кво между СССР и США, тaк скaзaть, в мировом мaсштaбе. Прaвдa, своих рекомендaций или комментaриев в этой связи осторожный Микоян в телегрaмме не выскaзывaл.

В рaзговоре со мной Микоян признaл, что в Москве был момент «большой тревоги» по поводу возможных военных aкций США против Кубы 29 или 30 октября. Считaлись весьмa вероятными тaкие действия, которые были бы чревaты крупным военным конфликтом между СССР и США, a советское руководство понимaло крaйнюю нежелaтельность и опaсность тaкого рaзвития событий и стремилось срочно нaйти выход из положения, (которое, добaвлю от себя, возникло в результaте его же спорного решения о рaзмещении ядерных рaкет нa Кубе).

Взaимное потрясение, которое пережили обa прaвительствa в период кризисa, кaк соглaсились Микоян и Кеннеди, убедило их в том, что нaдо исподволь искaть пути, более подходящие для решения конфликтов, вообще держaть курс нa улучшение отношений между обеими стрaнaми. Кaк видно из нaших бесед с президентом и его брaтом, a тaкже из переписки нa высшем уровне, вопрос о взaимном доверии стоял достaточно остро во временa aдминистрaции Кеннеди, особенно в связи с кубинским кризисом.

Что кaсaется доверия, приведу один трaгикомический эпизод, который имел место нa одной из сессий Генерaльной Ассaмблеи ООН в те годы. Шло обсуждение кaкого-то мaлознaчительного вопросa, a поскольку никaких голосовaний по нему не предполaгaлось, то большинство/делегaций послaло нa зaседaние своих млaдших сотрудников (с единственной целью обознaчить свое присутствие).

undefined

Тaк получилось, что в зaле собрaлось довольно мaло предстaвителей и председaтельствующий решил проверить кворум путем опросa присутствующих в aлфaвитном порядке. Нaчaл он с Австрaлии. Австрaлиец ответил «дa» (это ознaчaло, что он присутствует). Зaтем спросил: Белоруссия? Ее предстaвитель срaзу скaзaл «нет». Председaтель удивился и сновa переспросил. И сновa получил тот же четкий ответ. Председaтель с некоторым удивлением и иронией скaзaл клерку: «Зaпишите, пожaлуйстa, что предстaвитель Белоруссии, хотя он и сидит здесь, говорит нaм, что он не присутствует».

После зaседaния мы спросили этого молодого сотрудникa, попaвшего впросaк, почему он тaк непонятно действовaл. Он ответил, что впервые в жизни присутствовaл нa зaседaнии Ассaмблеи, толком не понимaл, что происходило, но твердо знaл, что поскольку Австрaлия, член всяких врaждебных нaм блоков, говорит «дa», то он должен, рaзумеется, скaзaть «нет». Думaю, что и для политиков в этом эпизоде зaключен свой урок: невозможно о чем-либо договориться, если вы уже зaпрогрaммировaны нa определенную волну и не желaете или не можете понять друг другa. Нaши отношения с aдминистрaцией Кеннеди после кубинского кризисa стaли нaстрaивaться нa более реaлистическую волну.

Воспоминания Чрезвычайного и полномочного посла СССР в США Анатолия Добрынина.

Материал подготовил Галстян Арег. 

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Дух Монте

undefined

На протяжении многих тысячелетий армянский народ строил великое и могучее государство, в котором происходил синтез величайших древних цивилизаций. На протяжении тех же тысячелетий армянский народ отважно защищал границы своей великой империи, одерживая победы над многократно превосходящими армиями врагов. Победы сменялись поражениями, территория становилась меньше, однако – дух великого армянского народа оставался непоколебим, благодаря чему мы сегодня можем сказать: «У нас есть своя Родина» и гордо добавить «Армения».

Исторические события на рубеже XIX и XX веков заставили армянский народ покинуть земли своих предков. Несмотря на это, армянский народ сохранил свои корни, свою уникальную культуру, свою преданность заветам предков. Мечта наших врагов – увидеть ослабленный и ассимилированный армянский народ – не сбылась, мечта увидеть в новом поколении не армян, а американцев, французов и ливанцев – не сбылась, враги увидели в новом поколении целую плеяду патриотов, в сердцах и умах которых было лишь одно – «Великая Армения». Такие личности, как Акоп Акопян, Мурад Топалян, Вазген Сислян, Сетрак Аджемян и другие стали примерами бесстрашия и безмерной преданности своему делу. Однако один из таких героев был не только предан общему делу, но и воплощал в себе все качества великого воина армянская народа, речь идет о Монте Мелконяне. Рассказывать подробно биографию великого сына армянского народа не считаю необходимым, ибо вряд ли сегодня есть в мире армянин не знающий кто такой легендарный «Аво».

Монте Мелконян сильно отличался от своих армянских сверстников в Визалии (Калифорния, США), с детства он был безумно любопытным мальчиком, блестяще учился в школе, изучал восточные единоборства. Что бы стал делать среднестатистический юноша, живущий в США, имеющий самое престижное образование и безоблачное будущее? Ответ на этот вопрос может быть самым разным, однако, мало кто бы представил себе, что этот юноша бросит все и отправится в пекло гражданской войны (Ливан), чтобы защищать своих соотечественников. Монте Мелконяна отличала его бескомпромиссность, твердые принципы и убеждения. Он никогда не изменял своим взглядам и принципам и всегда доводил каждое дело до победного конца. Монте ненавидел трусов и предателей, он презирал страх, для него не существовали такие понятия, как «поражение» и «отступление». Прекрасно владея всеми видами отечественного и зарубежного вооружения, он давал фору многим опытным и прославленным ветеранам. Будучи скромным, верующим и благородным человеком, Монте Мелконян никогда не думал о славе, деньгах и власти. 

«Я многих в жизни повидал, но такого человека, который настолько предан идее, который настолько живет ради этой идеи – я увидел первый и пока последний раз, Монте словно был рожден для этого. Я безумно горд тем, что знал его». Серж Саргсян — действующий президент Армении. 

«Он всегда смотрел вперед и никогда не принимал возможности отступления. Кроме этого, у Монте был талант влиять и очаровывать людей, все стремились походить на него». Аркадий Тер-Тадевосян – генерал – майор, герой Арцахской войны. 

Монте Мелконян стал символом нового этапа освободительного движения – Арцахской войны. Для него это была не просто война за историческую землю, это была борьба за дальнейшее существование армянского народа, это была борьба за каждого из нас. До самого конца он не выпускал оружие из рук. «Война в Арцахе будет идти до тех пор, пока мы не победим, война может закончиться лишь нашей победой и никак иначе, иного варианта нет. Нам уже некуда отступать, потеряв Арцах, мы закроем последнюю страницу нашей истории» — не уставал повторять Монте. Несмотря на свое благородство, Аво был строгим командиром, поддерживал железную дисциплину, следил не только за военной подготовкой, но и за морально-нравственным поведением своих подчиненных.  Монте был гениальным стратегом, разработанные им операции проходили успешно и с минимальными потерями.  Потеря такого человека – трагедия для всего армянского народа, но, его мечта сбылась, Арцах – свободен. Монте был уверен, что Арцах – не последняя его борьба. Процесс «Миацума» еще не завершен, и мы должны быть тверды в наших принципах и убеждениях.  Дух Монте Мелконяна должен быть в каждом из нас, дух – победителей, дух – нравственно – воспитанных,  образованных и преданных общей идее сыновей и дочерей армянского народа.   

Галстян Арег

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Искусство войны Тиграна Великого

undefined

 

«Царь Тигран — великий властитель, который обладал гораздо большими достоинствами, нежели его современник Митридат, вызывающий восхищение историков. Это в особенности верно, если учитывать, что Митридат блестящим образом «подтолкнул свое государство к самоубийству», в то время как Тигран обеспечил своему народу право на вечную жизнь».  Рене Грусе, — французский историк – востоковед.

«Тактика Тиграна Великого — уникальное явление в истории мирового военного искусства. Имея армию, которая, несмотря на поражение, сохранила свои основные силы, царь армянский тем не менее не сделал попытки остановить продвижение противника во второй решающей битве. Это было отрицанием стратегии, общепринятой в то время.  Всего лишь через несколько лет после армяно-римских войн, в 53г. до н. э. парфянский царь Сурен в битве при Харане нанес позорное поражение римским войскам под командованием Марка Красса. Сурен, применяя против римлян тактику отступления, воспользовался тактическими принципами Тиграна Великого». Ричард Ованнисян – историк, профессор Калифорнийского университета.  

Тигран Великий унаследовал сравнительно стабильное, а в дальнейшем и экономически окрепшее государство. Это дало ему возможность в качестве первого шага приступить к созданию качественно новой в структурном отношении армии, способной вести не только чисто оборонительные, но и активные наступательные действия. Пехота была разделена на легко- и тяжеловооруженные полки. В составе полков были выделены одинаково вооруженные и экипированные промежуточные подразделения — отряды, соответствующие современным батальонам, численностью в 300-600 человек. Отряды в свою очередь делились на сотни, полусотни и т. д. 

Деление на легкие и тяжелые полки позволило также четко определить характер их действий на поле боя. В структуре пехоты были выделены саперные отряды, имевшие лопаты, топоры и секиры. Существовали также подразделения, обслуживавшие тараны и катапульты. Кроме того, применялись различные воспламеняющиеся средства, которые, кстати, известны в нашей тактике по крайней мере со времени Араратского царства — IX-VI вв. до н. э. Конница также была разделена на полки. Новаторство Тиграна Великого заключалось в том, что конница была не просто разделена на легко- и тяжеловооруженную: в составе последней было выделено подразделение, в котором латами была защищена и лошадь. Таким образом, более чем за 1000 лет до появления европейской рыцарской конницы Тигран Великий создал подобное подразделение, не раз игравшее решающую роль на поле боя. 

Бой велся со следующей последовательностью. Начинали его легковооруженные пехотинцы (лучники, копьеметатели и пращники), которые вели бой на определенном расстоянии. По мере сближения с противником в бой вводилась тяжеловооруженная или средняя пехота. Ее задачей было вызвать на себя удар основных сил противника и, связав их действия и максимально истощив их, принудить главные силы к отступлению. 

Конница получила два вида оружия: меч или пику для ведения ближнего боя, лук и стрелы — для дальнего. Всадники, осыпая стрелами противника, сближались с ним, вступали в ближний бой, а при необходимости отступали и возобновляли атаку уже в другом направлении. 

Эта тактика позволяла значительно повысить активность конницы, а при атаке и отступлении появлялась возможность отвлечения внимания противника на легковооруженную конницу, которая и истощала его основные силы. В решающий же момент в бой вводилась тяжеловооруженная конница, удары которой были, как правило, сокрушающими. Подобный порядок боя был для нас безусловным новшеством и имел некоторые общие черты с тактикой парфянского войска, хотя последняя и делала основной упор на действия конницы. 

Готовящийся к решающему сражению с Римом царь соседнего Понта Митридат VI Евпатор искал союзников с целью укрепления своего тыла. На эту роль претендовала Армения, в то время активно развивавшаяся. Для осуществления завоеваний в южном и юго-восточном направлениях Тигран Великий также должен был укрепить свой тыл. Подобную возможность ему предоставлял союз с Понтом. Для укрепления союза армяно-понтийские силы захватили Каппадокию, изгнали оттуда ставленника Рима и посадили на трон сына Митридата VI. Нейтрализовав возможную угрозу со стороны Каппадокии и Понта, Тигран получил возможность сконцентрировать внимание на поэтапной реализации своей программы. В военно-политическом плане очень важно было то, что Тигран правильно выбрал время для начала войны. В Парфии после воцарения Митридата II шла борьба за власть, которая длительное время ослабляла государство. Тигран нанес удар в тот момент, когда Парфия, казалось, начала приходить в себя после междоусобных войн, однако их последствия еще не были преодолены. 

Продолжая третью войну Митридата, римский полководец Лукулл без разрешения римского Сената ввел свои войска в Великую Армению. Тигран в это время находился в приграничных южных районах своего государства. Для того чтобы вернуться в Армению, он вместе со своими телохранителями был вынужден совершить почти тысячекилометровый марш-бросок. Достигнув Тигранакерта, римляне держали столицу в осаде в течение 6-и месяцев. Все это время Тигран собирал силы для решающего сражения. 

Оно еще раз продемонстрировало превосходство римской армии и, в частности, пехотных легионов над всеми остальными армиями мира. Два римских легиона проникли в тыл армянской армии и, нанеся удар, фактически решили исход боя. Битва была проиграна. Однако именно здесь проявился полководческий талант Тиграна. Понимая, что поражение решает судьбу Тигранакерта (столица неизбежно перешла бы в руки римлян), Тигран Великий тем не менее избрал образ действий, впоследствии долгое время не применявшийся в европейских странах. Вопрос стоял так: что сохранить — армию или территории? В отличие от принятой в то время во всем мире системы действий Тигран решил сохранить не территорию, а армию, что оставляло ему возможность победить в войне.

Фактически тактика была подчинена стратегии. Мировая военно-теоретическая мысль пришла к подобной тактике примерно к концу XVIII века, в процессе оценки Французской революции и наполеоновских войн, когда появилась эпохальная работа Карла Клаузевица «О войне». В 1812г., потерпев поражение под Бородино и сдав Москву противнику, Кутузов решил любой ценой сохранить свои вооруженные силы и, выиграв время, перешел в решительное контрнаступление, нанеся поражение армии Наполеона. 

Захватив и подвергнув страшному разграблению столицу Армении, римляне вернулись в Кордук на зимовку. А армянская армия в это время разработала новую, соответствующую сложившимся условиям тактику и готовилась применить ее. Армия была поделена на две части. Пехота под командованием Митридата была отправлена в тыл римлян с задачей перерезать их коммуникации, а конница Тиграна начала наносить неожиданные удары по движущейся к Арташату римской армии. Одним из таких уроков и стала битва при Арацани в 68г. до н. э. 

Несмотря на утверждения, что Митридат VI Евпатор якобы советовал Тиграну отказаться от решающей битвы в столице и подсказывал ему некоторые действия, Тигран тем не менее вполне уверенно довел дело до победы в войне, учитывая несравнимо большой потенциал Рима, достигшего к тому времени пика своего могущества. Следовательно, победить в этом противостоянии Армения не могла, но столь удачные действия в первой же войне свидетельствуют о том, что у Тиграна Великого была заранее продуманная и до сих пор, к сожалению, не изученная система действий. 

Richard G. Hovannisian. The Armenian History, Hakob Manandyan. Tigranes II and Rome.

Материал подготовил

Галстян Арег  

«time to analyze» — politics, society, and ideas 

 

Армянские Царства и Династии

undefined

Армянские, хеттские, ассиро-вавилонские, персидские , греческие и римские источники свидетельствуют о правлении семи основных армянских царских династий.  

Династия Айказуни (Айкиды) (2492/2107 г. — 331 г. до н. э.)
Династия Арартуни (Урарту) (ок. 860 — 590 до н.э.) 
Династия Ервандуни (Оронтиды) (ок. 401 — 200 до н.э.)
Династия Арташесян (Арташесиды) (189 до н.э. — 52 н.э.)
Династия Аршакуни (Аршакиды) (52 — 428)
Династия Багратуни (Багратиды) (886 — 1045) 
Династия Рубенян-Хетумян-Лузинян (1080 — 1375) 

Кроме них, в Армении в разное время существовали и локальные царства и правящие династии, например такие, как Васпураканское, Сюникское, Ванандское и другие. Однако представители вышеназванных династий носили титулы «царя Армении» или аналогичные титулы армянских монархов. 

Урарту  (Ванское царство) — протоармянское государство в Передней Азии в 9-6 вв. до н. э., охватывавшее в период своего могущества всё Армянское нагорье.  В конце 2 — начале 1-го тыс. до н. э. на территории Урарту развивался процесс классообразования, приведший в середине 9 в. до н. э. к возникновению государства Урарту, в которой при царе Сардури I велось большое строительство. Конец 9-1-я половина 8 вв. до н. э. — расцвет государства Урарту. В период царствований Менуа, Аргишти I и Сардури II в результате войн территория Урарту значительно расширилась. Захватив районы северной Месопотамии и северной Сирии и закрыв доступ Ассирии к малоазийским базам снабжения металлами, Урарту способствовало ослаблению Ассирии. Урарту подчинило себе области южнее озера Ван, а также области в районе озера Урмия.  В результате успешных войн в центральной области Урарту поступали пленные, скот и др. В летописи Аргишти I упоминается умерщвление и увод в плен 280 512 человек, в летописи Сардури II — 197 521 человек. Пленные использовались в строительстве, на ирригационных работах и т.п., часть из них с семьями была посажена на землю в качестве государственных рабов, а также передавалась воинам, которые использовали их как рабов в своих хозяйствах; иногда пленников включали в урартское войско. Цари Урарту в борьбе с мятежной знатью начали привлекать скифо-киммерийские наёмные отряды. С их помощью было также разгромлено в 676 до н. э. Фригийское царство. Усиление Мидийского царства привело к сближению Урарту и Ассирии.

Великая Армения — древнее государство, территория которого охватывала основные области Армянского нагорья. Начало его образования относится к VI веку до н. э.  На грани III-II веков до н. э. Великая Армения была завоевана армянским династом на службе Селевкидов Арташесом I, правившим вначале в качестве селевкидского стратега, а с 189 г. до н. э. ставшим царем независимого государства Великой Армении и основавшим династию Арташесидов. Он расширил владения Великой Армении, провел реформу, укрепившую право частной собственности на землю, основал столицу — Арташат. Наивысшего могущества Армения Великая достигла при Тигране II (95-56 гг. до н. э.), основавшем новую столицу — Тигранакерт. При нем границы Великой Армении значительно расширились, в ее состав вошли Цопк (Софена), Мидия, Атрпатакан, Сирия, Финикия, Киликия и ряд других государств и областей. Великая Армения стала самым обширным государством региона, владевшим богатыми городами, центрами культуры и важнейшими торговыми путями из Средиземноморья на Восток.  В 114 г. Великая Армения была оккупирована Римом и объявлена римской провинцией, но позже в Великой Армении царская власть была восстановлена. В результате связей с Парфией усилилось иранское влияние на социально-политической строй, язык, религию и культуру Великой Армении. Трдат III стал первым царем того времени  (в начале IV века н. э), который ввел в Армении христианство как официальную государственную религию.  

В IV веке в Великой Армении оформился феодализм. Острые конфликты между царем и нахарарами, к которым примкнула и церковь, феодальная раздробленность в Великой Армении, а также борьба между Ираном и Римом за преобладание на востоке ослабили Великую Армению. В 387 году она была разделена между иранскими Сасанидами и Византией, усилившейся в IV веке. В сасанидской зоне Аршакиды продолжали править до 428 года.

Малая Армения — область в верховьях рек Евфрата, Ликуса и Галиса. С её территорией, называемой в хеттских источниках страной Хайаса. Там создался союз племён во главе с хайами, этноним которых и теперь служит самоназванием армянского народа. Малая Армения входила в державу Ахеменидов. При Александре Македонском Малая Армения была под властью македонян; с 322 — самостоятельное царство со столицей в г. Ани-Камах. В конце 2 в. до н. э. Малая Армения перешла во владения понтийского царя Митридата VI Евпатора, который построил там 75 укрепленных замков. После его гибели Малая Армения переходила из рук в руки различных римских правителей; административные границы её менялись. При императоре Веспасиане вошла в состав римской провинции Каппадокии.

Анийское царство — армянское феодальное государство со столицей в г. Ани (с 961). Возникло в результате объединения Армении Багратидами и свержения власти Арабского халифата. Анийское царство было наиболее крупным и влиятельным среди феодальных государств средневековой Армении: объединило большую часть Армении, в частности северные и восточные области. Первым Багратидам (Ашот I, Смбат I, Ашот II Железный) подчинялись также некоторые районы южной Армении. Ядром Анийского царства являлась Ширакская область. Экономический подъём Анийского царства сопровождался значительным развитием армянской культуры. Высокого уровня достигли в Анийском царстве историография, философия, математика, медицина, а также литература и искусство, архитектура, художественная резьба по камню и дереву, живопись и прикладное искусство. Багратидские цари стремились объединить Армению и усилить центральную власть, но экономические, социальные и политические условия для этого ещё не созрели. Острая классовая борьба, ухудшение внешнеполитического положения Анийского царства, раздоры между феодалами и высшим духовенством облегчили экспансию Византии. В 1045 её войска овладели г. Ани и Ширакской областью. Анийское царство пало. 

Васпураканское царство — армянское государство династии Арцрунидов, возникшее в 908 в области Васпуракан. Васпураканское царство охватывало восточный бассейн озера Ван; на востоке его границы доходили до озера Урмия, на севере — до реки Аракс. Находилось в вассальной зависимости от царства армянского Багратидов. При Сенекериме (968-1021) в Васпураканском царстве было около 10 городов, 4 тыс. селений, 72 крепости, 115 монастырей, страна была очень густо заселена. Через Васпураканское царство шла южная ветвь важного торгового караванного пути. В царствование (908-943) Гагика Арцруни велись большие строительные работы в городах Востан, Ахтамар, Ван. Значительно выросла культура; крупнейшими её представителями были зодчий Мануэл и поэт Григор Нарекаци. С развитием крупного феодального землевладения усилилось закрепощение крестьян, резко обострилась классовая борьба. В 1021 было присоединено к Византии и прекратило самостоятельное существование.

Карсское царство — армянское феодальное государство в области Вананд со столицей в г. Карс (963-1064). Выделилось из Ширакского царства армянских Багратидов после провозглашения в 961 столицей государства г. Ани. Но карсские цари династии Багратуни находились в вассальной зависимости от анийских. При Мушеге (правил в 963-984) Карсское царство играло роль передового форпоста Анийского царства в борьбе с Византией. Наибольшего могущества оно достигло в царствование Аббаса (984-1029).

Сюнийское царство — армянское во второй половине 10-12 вв. Основателем Сюникского царства был великий князь Смбат Сюни, провозглашенный царем в 970. Цари Сюника признавали верховную власть анийских Багратидов и сотрудничали с ними. Столицей Сюникского царства вскоре стал город Капан, а духовным центром — Татевский монастырь. Наивысшего расцвета Сюникское царство достигло в 1-й половине 11 в. при Васаке I и Смбате II. В горной стране Сюник насчитывалось 43 крепости, 48 монастырей и более 1000 сел.

Киликийское армянское королевство — феодальное княжество, а затем королевство, существовавшее в Киликии с 1080 до 1375. В 1080 горная Киликия была провозглашена приближенным анийского царя Рубеном, основателем династии Рубенидов, независимым княжеством. В 1097 армяне в союзе с крестоносцами изгнали сельджуков из равнинной Киликии. С конца 11 в. до 1182 Киликийское армянское королевство вело успешные войны с Византией и отстояло свою независимость. Наибольшего расцвета Киликийское армянское королевство достигло при Левоне II. При нем успешно развивалось сельское хозяйство, ремесла, торговля. Крупными торговыми, культурными и ремесленными центрами стали города Сис , Тарс, Мамедия, Адана и Айас. С 1266 Киликийское армянское королевство вело почти беспрерывные войны с египетскими султанами. В 1375 в борьбе с мамлюками Киликийское королевство пало. 

Арцахское царство (Хачен) — средневековое армянское феодальное княжество. Область Арцах начала именоваться Хачен начиная с X века, поскольку большая часть области находилась в составе княжества Хачен. Последнее просуществовало в указанных границах до XVI века, после чего распалось на ряд более мелких армянских княжеств. К XVI веку территория собственно Хаченского княжества сократилась и охватывала пространство от правобережья реки Хаченагет до южного берега реки Каркар.Вплоть до начала XIII века на территории Хаченского княжества сюзеренными правами владели кнзяья Атерка. После кончины Вахтанга Тагаворазна (1214 г.) это право окончательно перешел к владыкам Нижнего Хачена, первым сюзеренным правителем из которых становится Гасан-Джалал Дола. С этого исторического периода ветвь Араншахиков Нижнего Хачена именовалась Гасан-Джалалян. С XVII по XIX вв. хаченские князья фактически возглавляли борьбу против османского и персидского владычества. 

 

«time to analyze» — politics, society, and ideas