Архив рубрики: Интервью

Тамара Яйлоян: «Когда пограничники задерживают кого-либо, они должны об этом уведомить наши правоохранительные органы, даже если этот человек представляется как Пермяков»

zy4aYG33tPEИнтервью бывшего адвоката военнослужащего срочной службы 102 РВБ в Армении Валерия Пермякова, обвиняемого в убийстве 7-ых человек в Гюмри, Тамары Яйлоян информационно-аналитическому центру «time to analyze».

— Тамара, здравствуйте! Почему вы отказались защищать интересы Валерия Пермякова в суде? Ранее вы уже говорили о том, что это было эмоциональным решением. Что именно вас сподвигло на это решение? Что вызвало такие эмоции?

— Для начала я хочу сказать, что уже восемнадцать лет занимаюсь адвокатской деятельностью. И за это время я принимала участие во многих судебных процессах над лицами, обвиняемыми в убийстве, но никогда у меня не было никаких эмоциональных срывов. И в этот раз я тоже думала, что смогу защищать интересы человека, который обвиняется в убийстве. Поначалу всё проходило нормально. Но когда он начал рассказывать про свои действия и дошел до того момента, когда он убил младенца, я не выдержала. Я поняла, что не могу больше это слушать. Не знаю, профессионально это или не профессионально, но я заплакала. Я вышла из помещения, где проходил допрос, некоторое время оставалась в коридоре, но не могла успокоиться. Потом снова вернулась. Завершили допрос. Вскоре я поняла, что не смогу снова услышать это, при следующих допросах, при дальнейших действиях следствия, наверное, я срывалась бы снова. И лучшим решением было бы отказаться от этого дела. 

— А как вел себя сам Пермяков, во время допроса?

— Пермяков был спокоен. Он выглядел уставшим, хотел спать. Иногда у него закрывались глаза. На вопросы отвечал коротко, медленно и неохотно, только по тому, о чем его спрашивали. Было понятно, что он не хочет разговаривать. 

— Как он объяснил свои действия?

— Сказал: «Не могу сказать. Не могу объяснить, почему». Когда его спросили: «Ну зачем ты убил младенца, допустим, остальные хотели позвать на помощь, шумели, кричали, хотели позвать полицию. Но ведь ребенок не мог позвать полицию. Почему ты его убил?» Он ответил: «Не могу сказать».

— То есть он убивал из-за того что люди кричали и он боялся что они могут вызвать полицию? Поэтому он по очередности убивал всех тех, кто кричал?

— Не прямо так сказал, но, по сути, да, этим он всё объяснил. Когда его спросили, почему он не застрелил младенца из автомата, он сказал: «Я хотел выстрелить из автомата, но автомат дал осечку. И тогда я ударил младенца штык-ножом» 

— Какие следственные действия на данный момент происходят над ним вообще? Кто ведет следствие и почему?

— На тот момент, когда я встречалась с Пермяковым, он был на военной базе 102 в Гюмри. И там следствие вела российская сторона, но тогда были разговоры о передаче его армянской стороне. После окончания допроса  подозреваемого, стало ясно, что он скорее всего не будет передан армянской стороне. Насколько я знаю, следствие и сейчас ведется российской стороной. Передадут ли его армянской стороне, я не знаю. Какие следственные действия там происходят, я тоже не знаю. Потому что я отказалась защищать его. У него сейчас другие адвокаты, насколько мне известно: один из России, а другой из адвокатской палаты Армении. Адвокатская палата Армении предоставила ему общественного адвоката, которому не платят. Я не могу знать, что они будут делать в дальнейшем. 


— Очень много непонятного относительно задержания Пермякова. Официально говорят, что его задержали российские пограничники и передали российской военной базе. Правда ли это? И почему они передали российской военной базе? Не нарушили ли они ничего? Не обязаны ли были они передать его армянской стороне, правоохранительным органам Армении, если задерживали его на армянской территории? Что происходило в момент задержания?

— Я не присутствовала при задержании. Когда я беседовала с ним, он уже был на военной базе. Он не захотел иметь со мной отдельной встречи, разговаривать со мной он не хотел. Ему были зачитаны его права, было сказано, что он может разговаривать со своим адвокатом персонально. Он сказал: «Не хочу разговаривать». И мне никто не рассказывал, как его задержали и почему он там находится.

— Ну вы спрашивали?

— В тот момент я не спрашивала, потому что происходили следственные действия и проводился личный досмотр, на одежде Пермякова искали следы пороха, которые остаются на человеке после выстрелов. Я присутствовала на всех трех следственных действиях, после чего вышла. А когда допрос подозреваемого закончился, я заявила, что я больше не хочу его защищать. Но в общих чертах я могу ответить на этот вопрос так: когда пограничники задерживают кого-либо, они должны об этом уведомить наши правоохранительные органы; даже если этот человек представляется как Пермяков или кто-либо другой, они должны, передать его армянской стороне до установления его личности, после чего уже армянская сторона должна решать, отдавать его российской стороне или не отдавать. Кто будет вести следствие, если это военное преступление — это уже другой вопрос, но ведь на тот момент пограничникам не было известно, кого они задержали. 

— У него не было документов при себе во время задержания?

— Нет, документов у него при себе не было. 

— Понятно. Спасибо за интервью.

Офицеры-армяне на Германском фронте: Из хроник 29-го и 67-го Сибирских стрелковых полков

Zavoevannaya-Nezavisimost-Armenii-128 июня 1914 года в Сараево сербский студент из Боснии Гаврило Принцип убил австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда. Ровно через месяц началась Первая мировая война. В результате войны прекратили свое существование четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Османская и Германская. Страны-участницы потеряли более 10 млн. человек убитыми солдат, около 12 млн. убитыми мирных жителей, около 55 млн. были ранены. В годы Первой войны в Османской империи начался Геноцид армян, унесший жизни более полутора миллионов армян. В составе русской армии воевало немало армян, причем не только на Кавказском фронте. Об офицерах-армянах на Германском фронте PanARMENIAN.Net рассказал президент Научного общества кавказоведов, доктор исторических наук Александр Крылов.
 
Вы долгое время занимаетесь историей сибирских полков русской армии, в которых, как оказалось, служили армянские офицеры.

Да, действительно, но история сибирских полков русской армии начиналась в конце XVI века, когда после покорения Ермаком Сибири были созданы специальные воинские команды для охраны границы с Китаем. Хорошо известна роль сибирских полков в Великой Отечественной войне. Об их участии в боях на Германском фронте в 1914-1917 гг. известно мало, в настоящее время эта тема только начинает разрабатываться.

29-й Сибирский стрелковый полк был одним из старейших полков русской армии. Официальной датой его создания является 31 августа 1771 г., когда для службы на Колывано-Кузнецкой укрепленной линии был создан Бийский пограничный гарнизонный батальон. 67-й Сибирский стрелковый полк был одним из полков 4-й очереди, он был сформирован в январе 1917 г. за счет офицеров и солдат, выделенных из 29-го ССП и из других полков 8-й Сибирской стрелковой дивизии.

Солдаты сибирских полков были в основном уроженцами Сибири. Большинство были русскими, имелось значительное количество татар, башкир и представителей других народов Сибири и Туркестана. Большинство составляли православные, на втором месте по численности были мусульмане, имелось незначительное число представителей других религий. Благодаря большому количеству выходцев из западных губерний Российской империи (немцам, полякам и др.) офицерский состав отличался даже большей степенью этнической и конфессиональной пестроты, чем состав нижних чинов.

Накануне Первой мировой войны в сибирских полках имелось определенное количество выходцев с Кавказа, но в целом оно не было значительным. Среди офицеров кавказского происхождения были как уроженцы Кавказа, так и те, чьи предки когда-то переехали оттуда в разные города и губернии России. С каждым годом Германской войны и поступавшими в сибирские полки пополнениями доля кавказцев в их составе заметно увеличивалась.

Когда именно 29-й Сибирский стрелковый полк отправился на Германский фронт?

29-й Сибирский стрелковый полк отправился на Германский фронт из места своего постоянного расположения сибирского города Ачинска вскоре после начала войны. В это время в составе полка было несколько офицеров кавказского происхождения. С 1906 г. в нем служил переведенный из 54-го Минского пехотного полка в звании штабс-капитана Туманов Иван Леванович. Во время движения на фронт в головном первом эшелоне располагался 1-й батальон полка под командованием капитана Туманова.

В сентябре 1914 г. в тяжелых боях в Августовских лесах в Польше полк понес большие потери, было убито 10 офицеров и более 400 солдат, ранено 15 офицеров и более тысячи солдат было, около 600 пропало без вести. Одним из раненых офицеров был капитан Туманов.

В течение нескольких дней исход ожесточенных боев в Августовских лесах был неясен. Штаб 10-й армии уже приказал отступать, но командир 3-го Сибирского армейского корпуса генерал Родкевич не исполнил этот приказ. В итоге сибирские полки и другие части русской армии перешли в наступление и нанесли поражение германским войскам. 20 сентября части 2-го Кавказского корпуса освободили Сувалки, более месяца занятые немцами. 21 сентября 1914 г. (по ст. ст.) немцы были вынуждены отступить обратно в Восточную Пруссию.

В боях капитан Туманов отличался храбростью и мужеством. Весной 1915 г. в полковом журнале военных действий было записано: «12 марта 1915 г. (по ст. ст.) в 6½ часа утра 1 батальон под командованием капитана Туманова направляется к железнодорожному мосту. К вечеру 1 батальон достигает проволочных заграждений укрепленных немецких позиций, где и окопался. Около 10 часов вечера 1 батальон подвергается ужасному пулеметному и ружейному огню, после чего немцы начали выходить из своих окопов, но, встреченные нашим ружейным огнем, в беспорядке бросились назад и скрылись в своих окопах. Наши попытки в течение ночи резать проволоку не удались благодаря ружейному, пулеметному и артиллерийскому огню».

15 апреля 1915 г. (по ст. ст.) в бою у польского города Кальвария во время массированного обстрела германской артиллерией капитан Туманов получил тяжелое ранение в голову осколком снаряда и умер на следующий день в лазарете Красного Креста. Из полковой казны были оплачены расходы по отправке его тела на родину, на покупку гроба и венка. Через месяц вдове капитана Матрене Ивановне Тумановой из полка было отправлено 18 рублей за револьвер ее погибшего мужа по адресу: Москва, Б. Грузинская, Б. Тишинский пер., № 30-24. В то время получавшие значительное по размерам жалованье офицеры покупали себя лошадей, оружие, бинокли и пр. снаряжение на собственные средства. Один из офицеров полка купил револьвер капитана Туманова, деньги были посланы его вдове.

А были еще армяне и откуда они были родом?

Для восполнения больших потерь среди младших офицеров в России были организованы многочисленные ускоренные курсы подготовки прапорщиков. Осенью 1915 г. на укомплектование 29-го Сибирского стрелкового полка прибыли недавние выпускники прапорщики Хавтаси, Еркомайшвили, Тер-Асатуров, Вартапетянц, Баласянянц и Мусаелов.

В марте 1916 г. все они в составе 29-го полка принимали участие в наступлении русских войск в районе Двинска и озера Нарочь. Целью наступления было отвлечь германские войска с Западного фронта и, таким образом, облегчить тяжелое положение союзников под Верденом. Наступление совпало с весенней распутицей, сибирским полкам и другим частям фронта не удалось прорвать позиции немцев. Тем не менее, германское командование было вынуждено прекратить атаки на Верден, перебросить часть своих резервов на Восточный фронт и это оказало существенное влияние на ход боевых действий во Франции.

Сохранившиеся в полковых архивах сведения о денежных переводах на имя Дмитрия Тер-Асатурова, по адресу г. Баку, Ремесленная ул., д. 12, кв. 1, свидетельствуют о том, что до войны прапорщик Саркис Данилович Тер-Асатуров проживал в г. Баку. После окончания ускоренного курса 1-й Тифлисской школы прапорщиков он был произведен в прапорщики армейской пехоты и прибыл в полк 25 сентября 1915 г., был назначен младшим офицером роты. В бою у озера Нарочь 10 марта 1916 г. прапорщик Тер-Асатуров во главе своей полуроты бросился в окопы противника и в штыковом бою был убит. Посмертно он был награжден орденом Св. Анны 4 ст. с надписью «за храбрость» и произведен в подпоручики.

В одной из наших бесед Вы говорили, что в полку были также уроженцы Карабаха.

Прапорщик Арташес Вартапетянц был уроженцем Нагорного Карабаха. Об этом свидетельствуют его переводы на имя Амаяка Аркадьевича Вартапетянца по адресу: г. Шуши, Закавказье, Ганджунцевская 18. После прибытия в полк он был назначен младшим офицером роты, затем командиром роты.

Приказом командующего 2-й армии от 31 января 1917 г. за отличия, оказанные в боях с германцами, подпоручик Вартапетянц был награжден орденом Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом. С января 1917 г. он был переведен на службу в новосформированный 67-й Сибирский стрелковый полк. В августе 1917 г. поручик Вартапетянц вернулся в полк из отпуска с просрочкою на 24 суток. В полковом приказе записано, что причинами опоздания были болезнь поручика Вартапетянца и перерыв всякого сообщения по Шуша – Евлахскому тракту вследствие грабежей, разбоев и убийств.

Командир полка посчитал причины опоздания уважительными, поручик Вартапетянц был назначен командиром команды конных разведчиков, в сентябре 1917 г. был произведен в штабс-капитаны. В октябре 1917 г. он был оставлен в прикомандировании к штабу полка впредь до окончания ликвидации дел по расформированию 67-го полка и сдачи имущества. 23 ноября 1917 г. штабс-капитан Вартапетянц убыл в разрешенный ему отпуск на Кавказ сроком на семь недель ввиду тяжелого семейного положения. С этого числа он был исключен из числа прикомандированных к штабу полка.

Прапорщик Баласанянц Ал. (Александр, Алексей?) Григорьевич отправлял свои переводы в Шуши и Вак Елисаветпольской губернии. Скорее всего, он был уроженцем одного из этих населенных пунктов. Он начал свою службу в полку младшим офицером роты, затем был назначен временно исполняющим обязанности начальника пулеметной команды.

Во время мартовского наступления 1916 г. в составе своей наступавшей роты ему пришлось пролежать в воде и грязи под обстрелом противника целый день, без пищи и питья. Он не был ранен, но по болезни оказался в числе отправленных в госпиталь офицеров. Приказом Командующего 4-й армии от 3 сентября 1916 г. прапорщик Баласанянц был награжден орденом Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом.

В феврале 1917 г. поручик Баласанянц прошел обучение в 1-й офицерской школе 2-й армии и в июне 1917 г. был прикомандирован к 3-му Сибирскому мортирному артиллерийскому дивизиону.

Прапорщик Мусаелов до войны был учителем в Елисаветполе. За заслуги на ниве просвещения уже во время войны он был награжден приказом по гражданскому ведомству от 1 января 1916 г. орденом Св. Станислава 3 ст. После окончания ускоренного курса в 1-й Тифлисской школе прапорщиков был произведен в прапорщики.

В заполненном 31 марта 1916 г. наградном листе записано: «прапорщик Мусаелов, армяно-григорианского вероисповедания, младший офицер пулеметной команды. 8-15 марта 1916 г. во время боя прапорщик Мусаелов сменил заболевшего прапорщика Мильчевского, принял командование двумя взводами пулеметов. Находясь в цепи для парирования ударов немцев, был под жестоким артиллерийским и ружейным огнем противника, причем, будучи оглушен взрывом неприятельского снаряда, остался в строю до конца боя; искусно выбирая позицию и вовремя передвигая пулеметы, предотвратил возможное подбитие пулеметов немецкими снарядами. Считаю достойным награждения орденом Св. Анны 4 ст. с надписью «за храбрость». 31 марта 1916 г. полковник Басов».

Вышестоящее начальство посчитало, что боевые заслуги прапорщика Мусаелова заслуживают более высокой оценки и приказом командующего 2-й армии от 3 июня 1916 г. он был награжден орденом Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом. Прапорщик Мусаелов был назначен начальником вьючной пулеметной команды, он был в списке офицеров, представленных к наградам участие в боевых действиях с 5 октября 1915 г. по 6 мая 1916 г. В нем прапорщик Мусаелов был представлен к мечам к полученному ранее по гражданскому ведомству ордену Св. Станислава 3 ст.

В июле 1917 г. поручик Мусаелов закончил агитационные курсы при фронтовом съезде в Минске и был произведен в штабс-капитаны. 17 августа 1917 года на общем заседании полкового, ротных и командных комитетов 29-го Сибирского стрелкового полка штабс-капитану Мусаелову была вынесена благодарность за его «усиленную и высокополезную культурно-просветительную работу». В то же время, на собрании прозвучали обвинения штабс-капитана Мусаелова «в склонности к монархизму». Было принято решение проверить обоснованность подобных обвинений. Впрочем, в канун ожидавших Россию исторических потрясений данное дело вряд ли имело продолжение.

В прошлом году в музее истории Шуши автор интервью тщетно искал следы поручика Баласанянца. По словам директора музея Ашота Арутюняна, за 70 лет пропали почти все архивные документы Шуши, разрушена армянская часть города, однако сейчас сотрудники музея буквально по крупицам восстанавливают утраченное. То, что уроженцы Карабаха воевали в составе русской армии в годы Первой мировой войны, Арутюнян знает и сейчас пытается найти хотя бы развалины дома того же Баласанянца. «Можно сфотографировать любой старый дом, хотя бы наполовину уцелевший – может это именно то, что мы ищем», — сказал Арутюнян, уроженец Шуши, участник освобождения города.

Карине Тер-Саакян

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Чисто юридически таможенный пункт между Арменией и Арцахом в случае присоединения Еревана к ЕАЭС необходим

94645_1000Интервью главного редактора журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований Аждара Куртова информагентству АрмИнфо

Аждар Аширович, складывается впечатление, что нет консенсуса вокруг сроков членства Армении в ЕАЭС, более того, Нурсултан Назарбаев вновь выдвигает проблему границ, т.е. Нагорного Карабаха. Смогут ли стороны в конечном итоге устранить эти разногласия?

Мне не кажется, что есть какие-то принципиальные разногласия по срокам возможного вступления Армении в Таможенный союз среди его нынешних членов. И руководство Армении и высшие чиновники Евразийской экономической комиссии уже неоднократно заявляли, что Армения выполнила более чем на 90 процентов те свои обязательства, которые ей «выставили» в качестве необходимых действий для принятия в ряды Таможенного союза. С этой точки зрения, а она формально-юридическая и именно она будет определять окончательное решение, вроде бы препятствий по срокам быть не должно.

Тогда что делать с Арцахом?

Вот здесь действительно не все так просто. Ведь Таможенный союз — это объединение нескольких государств. Для этого нужна совокупная воля всех действительных членов организации (Таможенного союза). А НКР как государство, как субъект международного права не признан ни одной страной, в том числе и всеми тремя нынешними членами Таможенного союза. К слову, не признан и самой Армении в обозначенном мною качестве. Поэтому без решения первоначально данной проблемы с юридической точки зрения и не может стоять вопрос о членстве НКР как отдельно, так и совместно с Арменией в Таможенном союзе. Соответственно и границы НКР не могут стать внешними границами Таможенного союза. Конечно, можно с этой позицией не соглашаться и много рассуждать на тему: почему, скажем, президент Назарбаев ее придерживается. Можно даже искать причины этого в его склонности к солидарности с Азербайджаном и Турцией на базе так называемого пантюркизма. Назарбаев действительно не чужд идей создания одновременно с Евразийским экономическим союзом и объединения тюркских государств. Он постоянно участвует в соответствующих саммитах. В ряде своих политических решений проводит именно курс, который можно интерпретировать как пантюрскистский (скажем его решение в 2025 году перевести алфавит с кириллицы на латиницу).

Но его считают и автором идеи евразийской интеграции…

Действительно, такое мнение существует. Но оно не совсем соответствует действительности. Его сторонники и апологеты любят в качестве аргумента приводить его речь весной 1994 года в МГУ, где он предложил создать Евразийский союз. Ну и что из того? Это не делает его «отцом основателем». И вот почему. У нас такое время, что люди не читают документов, а зря. Каждый желающий может потрудиться и найти текст этой речи Назарбаева в МГУ. И тогда он убедится, что тот его проект и нынешний Евразийский экономический союз — это совершенно разные по своим подходам проекты. Тогда Назарбаев говорил и о политическом объединении, а сегодня он занимает прямо противоположные позиции: «только экономика и никакой политики». Я не был на его выступлении в МГУ, но я был на расширенном заседании научной общественности Российской академии наук, которое состоялось сразу же после его речи в МГУ и фактически дублировало ее. Так вот после выступления Назарбаева к нему с первым вопросом обратился один московский социолог, который потрясал в воздухе «Независимой газетой», в которой была только что опубликована статья об участии Назарбаева в очередном саммите тюркоязычных государств в Турции. На этом саммите Назарбаев много и патетично говорил о необходимости строить союз тюркских народов, то есть объединение на этнической основе. И наш социолог спросил его прямо: «Нурсултан Абишевич, а где вы были искренни — в Москве или в Турции? Ведь эти проекты не совпадают!» Назарбаев не смог внятно ответить на этот вопрос. Конечно, он сегодня пытается играть сразу на нескольких досках, конечно на него могут давить его партнеры в Баку и в Анкаре. Этого нельзя исключать. Но у него есть зацепка и оправдание, которые я упомянул выше — формально-правовая сторона — непризнанность НКР. С моей точки зрения у Армении есть очень высокие шансы стать членом, полноправным членом Таможенного союза, а затем и Евразийского экономического союза. Но вот проблема Арцаха в этом отношении будет рассматриваться отдельно от этого процесса. Поскольку повторяю это не прихоть Москвы, а согласованная правовая позиция.

В этом случае встает вопрос размещения таможенного пункта между Арменией и НКР.

Да, возможно. С чисто юридической точки зрения (если будут соблюдаться нормы Таможенного союза без лукавства и политических манипуляций) я бы сказал не только возможно, но и необходимо. Ведь контроль будет на внешних границах Таможенного союза.

Но это большой риск для нашего руководства. Его просто разорвут на части общественность и оппозиция, которые и так не в восторге от перспективы членства в ЕАЭС.

Это обстоятельство уже лежит не в сфере политики Таможенного союза, а внутренней политики Армении. Это серьезная проблема, но ее нельзя интерпретировать таким образом, что из-за нее будут обязательно пересмотрены общие принципы нового регионального объединения. Скорее всего, стороны будут стараться воздействовать на власти Еревана, чтобы они сами, пусть и с их помощью решили бы эту проблему. Помощь и исключения возможны только в определенных изъятиях из списка товаров, на которые действуют общие согласованные пошлины Таможенного союза. Вот в такой список Армения, если добьется своего, может включить жизненно важные товары для своих взаимоотношений с Арцахом. Но подвижек по тому, где будет проходить граница, как я полагаю, не будет. 

Коментарий к интервью:

Вступление в Таможенный Союз и ЕАЭС  не должны мешать товарообороту между Арменией и Арцахом. Обе республики являются одной таможенной территорией и разделение её по принципу «не обидеть товарища с востока» будет преступлением для армянских властей. Позиция Армении должна быть чёткой и заключаться в следующем: Армения входит в состав Таможенного Союза и ЕАЭС в пределах своей территории, однако таможенное регулирование с соседями (в части размещения таможенного пункта)  остается в её правовом поле и не должно входить в рамки полномочий наднационального органа. 

Республика Арцах  не подавала заявления на вхождение в ТС и ЕАЭС и естественно оно входить в перечисленные организации не может. Однако в рамках правоотношений между РА и НКР может экспортировать товары в другие страны ( под  статусом армянского производителя — Made in Armenia),  как это происходит и  сегодня. 

Арут Мнацаканян 

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Выражение : «Территории вокруг Нагорного Карабаха» абсолютно некорректно

35632_largeИнформационно — аналитический центр «time to analyze» — politics, society, and ideas приводит читателю интервью руководителя центра «Модус Вивенди» Ара ПАПЯН «ГА» 

— Г-н Папян, комментариев по поводу пресловутого заявления Уорлика о том, что «территории вокруг Нагорного Карабаха должны быть возвращены под контроль Азербайджана», было предостаточно. Хотелось бы тем не менее услышать ваш комментарий.

— Думаю, заявление американского сопредседателя МГ ОБСЕ является частью тех шагов, которые Запад предпринимает и собирается предпринимать в отношении карабахского урегулирования. После 3 сентября, когда был озвучен выбор Армении в пользу Таможенного союза, а стало быть, более тесной интеграции с Россией, следовало прогнозировать ухудшение отношений с Западом. Собственно, заявление Уорлика – это ответ Запада, в частности США, относительно политики Армении в целом. На нас идет волна давления, и, к сожалению, она будет возрастать.

— А как эта волна связана с ситуацией на Украине?

— Ситуация на Южном Кавказе в целом связана с Украиной. Что касается заявления Уорлика, то здесь просто был использован повод 20-летнего перемирия как шанс высказать ключевую позицию. Между тем на постсоветском пространстве явно идет серьезная геополитическая борьба. Конкретно на Южном Кавказе Карабах очень важное звено в этой борьбе. Полагаю, Запад попробует отыграться на Южном Кавказе и в этой связи у нас, армян, могут возникнуть определенные трудности. Вообще изначальной ошибкой с нашей стороны было вести переговоры в русле «территории взамен мира». Сейчас действует тот же механизм, но условия изменились в худшую сторону. От нас хотят, чтобы мы сейчас отдали реальные территории, отдали реальную безопасность, но взамен предлагают только какие-то размытые обещания – никакой конкретики. Уверен, ни один здравый политик не пойдет на такие условия. Даже в Мадридских принципах больше конкретики, чем под заявлением Уорлика.

— Этакая вольная трактовка от Уорлика…

— Вольная — и не в нашу пользу. Впрочем, проблема в Мадридских принципах есть, и ключевая из них — территории взамен мира. Кроме того, очень много нерешенных вопросов, много неопределенности. Например, что будет, если Азербайджан не согласится с результатами плебисцита, кто конкретно будет участвовать и обеспечивать гарантии безопасности? Уорлик твердит о международных гарантиях, но после того, что мы наблюдаем на Украине, говорить о международных гарантиях более чем странно. В нашем регионе основным гарантом являются армянские вооруженные силы, думаю, это ни для кого не секрет. Я уверен, что итогом всех этих заявлений не станет война. Ибо все понимают: нет никаких гарантий, что Азербайджан эту войну выиграет. А без гарантий Азербайджан на такую авантюру не пойдет. Проблема еще и в том, что у Азербайджана неуклонно ухудшаются отношения с Ираном и Россией. Запад – это, конечно, хорошо, я сам долго выступал за то, чтобы мы взяли курс на западную ориентацию, западные ценности. Но ведь нельзя не учитывать геополитические реалии. Алиев их тоже отлично понимает и развяжет войну только в том случае, если реально пошатнется его кресло. А это может случиться, если цены на нефть резко упадут. Такое в принципе можно предвидеть при условии, что Запад в пику России захочет впустить на международный рынок саудовскую нефть, иранский газ. Тогда цены могут упасть, что Азербайджану невыгодно. У азербайджанцев начнутся внутренние проблемы, и они постараются решать свои вопросы путем создания внешних угроз.

— Но пока ничего радикального ожидать не приходится?

— Нет. Пока что Запад посылает нем мессидж: дескать, вы боялись, что у вас возникнут проблемы с Россией, если вы не сделаете выбор в пользу Таможенного союза. Так вот мы покажем, что и с нами у вас могут возникнуть проблемы. До сих пор политика Запада была политикой пряника – кредиты, гранты, инвестиции, обещания… Сейчас пущен в ход кнут.

— Уместно ли в данной ситуации акцентировать арбитражное решение Вудро Вильсона об армяно-турецкой границе в качестве рычага давления на американцев?

— Не только уместно, его нужно использовать. Если у нас есть какой-то рычаг давления на американцев, его необходимо использовать, а арбитражное решение Вильсона именно такой рычаг. И надо постоянно тыкать им в глаза это решение. Я всегда утверждал и продолжаю утверждать, что наши взаимоотношения с Турцией и Азербайджаном находятся в теснейшей взаимосвязи. Мы хотим, чтобы они были отделены друг от друга. Но для двух турецких государств они все равно связаны, поэтому мы сами должны постоянно озвучивать эту связь. О чем еще мы должны говорить? Уорлик употребляет выражение «территории вокруг Нагорного Карабаха». Это абсурд! Можно говорить о территориях вокруг Нагорно-Карабахской автономной области. Ибо Нагорный Карабах – это даже больше чем НКР. Мы должны постоянно акцентировать вопрос: на основе каких международных документов вы, господа, считаете это территорией Азербайджана? Если Уорлик полагает, что административные решения выше международного права, тогда другое дело.В 1923 году была создана НКАО – создана административным партийным решением. Абсурдно ставить в основу решение каких-то органов, которые те же американцы считают нелегитимными, неприемлемыми. Теперь они же стараются воссоздать на Южном Кавказе ситуацию, сложенную в свое время Сталиным. Ну так давайте воссоздадим эту же ситуацию и в Восточной Европе, например, в Прибалтике. Почему только в Карабахе? Это нелепо.

— То есть, если советские административные органы могли решать, скажем, за Прибалтику, тогда универсальность права должна сохраняться не выборочно?

— Конечно. Употребление выражения «территории вокруг Нагорного Карабаха» абсолютно некорректно как в правовом, так и в историческом понимании. Есть решение Лиги Наций от 22 февраля 1920 года, где четко сформулирован принцип разграничения границ между Арменией и Азербайджаном. Черным по белому прописано, что все армянонаселенные территории переходят к Республике Армения. Почему нет спора о том, что очень многие наши территории плюс даже те, которые контролируются сегодня армянскими войсками, до сих пор остаются под азербайджанской оккупацией? Если уж говорить об оккупации, то нужно говорить об азербайджанской оккупации армянских территорий. То есть они должны нам что-то вернуть. Нет такого международного решения, по которому Нагорный Карабах принадлежит Азербайджану. Что было? Было 70-летнее административное контролирование определенной территории СССР со стороны Баку, принятое на основе партийного решения. Не более того.

Зара Геворкян

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Россия увеличит поддержку Армении в карабахском вопросе — эксперт

big_365212706Разрешение крымского кризиса — прецедент урегулирования споров подобного рода, и посол России в Армении Иван Волынкин в своем интервью лишь констатировал этот факт. Об этом корреспонденту ИА REGNUM заявил армянский политолог, замдиректора Института Кавказа Сергей Минасян, комментируя недавнее интервью российского дипломата, где он, отвечая на вопрос о степени прецедентности Крыма для Карабаха, заявил: «Каждая нация имеет право на самоопределение».

По мнению Минасяна, каждый такой прецедент свидетельствует о том, что процесс распада де-факто СССР продолжается. «Мы видим, что границы, бывшие во времена Советского Союза административными, сегодня пересматриваются. Кроме того, параллельно идет процесс разрушения международной системы права, сформированной в 1975 году, которая давно получила статус реликта. Прецеденты — логически верные элементы этих процессов, и Волынкин лишь констатировал существующие сегодня политические реалии», — заметил эксперт.

На вопрос о том, может ли эта констатация фактов означать пересмотр Россией своей позиции по карабахскому вопросу в сторону большей поддержки Армении, политолог ответил кратко: «Да». «Абсолютно очевидно, что Россия оценила позицию Армении по крымскому вопросу. Конечно, Армения поддержала самоопределение Крыма, исходя из собственных приоритетов, не раз и не два оглашенных, однако это выбор, который будет актуален на протяжении определенного времени. С учетом этих обстоятельств можно говорить о неких изменениях в позиции России по нагорно-карабахскому конфликту. Это не значит резкую ее смену, но увеличения поддержки, по крайней мере, в вопросах недопущения эскалации конфликта, в развитии политики сдерживания ожидать, несомненно, стоит», — считает политолог.

В этом контексте Минасян особо отметил, что некоторая коррекция позиции России не повлияет существенным образом на деятельность Минской группы ОБСЕ. «Переговорщикам ничего не угрожает, по крайней мере, пока. Дело в том, что в условиях возникшего напряжения между Россией и Западом по украинскому вопросу МГ ОБСЕ — одна из тех немногих структур, в которых возможно конструктивное сотрудничество. Это канал, так сказать, связи, закрывать который не в интересах ни одной из сторон. Думается, эти соображения сыграют свою роль. В 2008 году тоже многие говорили, что МГ ОБСЕ распадется, а она живее всех живых», — сказал он.

Сергей Минасян коснулся и недавней статьи аналитика Бренды Шеффер в журнале Foreign Affairs. В статье постулируется тезис о том, что нагорно-карабахский конфликт — ресурс влияния России в Закавказье, и что США должны сделать все возможное для вытеснения РФ из региона. В этом контексте Шеффер предлагает приложить усилия по урегулированию карабахского конфликта, поддержать политику турецкого премьера Реджепа Тайипа Эрдогана по «сближению с Арменией», но при условии «вывода войск с части оккупированных территорий» и снизить зависимость Еревана от Москвы. Минасян не склонен связывать заявления Волынкина и статью во влиятельном американском журнале, тем более считать, что позиция Шеффер сильно перекликается с настроениями официального Вашингтона. «Статья, конечно, громкая, мощная, сильная и так далее. Версия о том, что Вашингтон намерен предложить некие новые подходы в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, подтверждается информацией о намерении американского сопредседателя МГ ОБСЕ выступить со специальными заявлениями 7 мая. Только вот автор статьи — приглашенный лектор азербайджанской дипломатической академии. В силу определенных личных пристрастий Шеффер я бы не советовал относиться к «ее» мнению слишком уж серьезно», — подытожил Сергей Минасян.

«time to analyze» — politics, society, and ideas 

Даже «мягкий вариант» признания Геноцида армян неприемлем для Турции

rus134822634227Армяно-турецкие отношения особенно обостряются в апреле, когда проходят мероприятия, посвященные памяти жертв Геноцида армян в Османской империи. По прошествии 98 лет Турция так и не признала и в обозримом будущем вряд ли признает это преступление. О причинах непризнания и других обстоятельств вокруг этой темы PanARMENIAN.Net рассказал ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, президент Научного общества кавказоведов, профессор Александр Крылов.

О том, что Турция отказывается признать Геноцид армян, известно. Как Вы считаете, с чем это связано?

Турция до сих пор категорически отказывается признавать Геноцид армян, история которого хорошо известна, и который официально признан многими международными организациями и государствами, включая Россию. В последние годы официальная позиция Анкары по данному вопросу все более ужесточается. Еще лет 10-15 назад в кулуарах разных международных конференций, в том числе в Стамбуле, турецкие дипломаты старшего поколения (в том числе лично пострадавшие от террористических актов ASALA), откровенно признавали, что Геноцид армян имел место и отрицать этот факт невозможно. Но они приводили три причины, по которым Турция никогда не признает это преступление:

1. Со стороны Армении и армянской диаспоры к Турции будут предъявлены требования «территориальной компенсации» за геноцид, что представляет угрозу национальной безопасности государства.

2. Со стороны Армении и армянской диаспоры к Турции будут предъявлены требования финансовой компенсации в тех же объемах, в которых заплатила евреям и Израилю поверженная во Второй мировой войне Германия. Для Турции это неприемлемо, так как это приведет к ее полному финансовому краху.

3. Со стороны Армении и армянской диаспоры будут предъявлены требования конфискации имущества, принадлежащего Турции и ее гражданам в третьих странах для выплаты компенсаций потомкам жертв армянского Геноцида. Для Турции это неприемлемо, так как подорвет ее международные и финансовые позиции. Именно по этим, совершенно конкретным причинам, а вовсе не из-за каких-то сомнений в самом факте Геноцида армян, то есть государственной политики властей Османской империи, стремившихся решить «армянскую проблему» путем поголовного уничтожения армян, продиктована позиция Анкары.

То есть это было планомерное истребление и нынешнее непризнание носит политико-экономический характер, так? И тогда все последующие геноциды – Холокост, Руанда – имели истоки именно в 1915 году?

Организованное по приказу турецких властей силами армии, полиции и племенных ополчений систематическое массовое уничтожение армян во время Первой мировой войны происходило в не затронутых военными действиями Стамбуле и других населенных пунктах. То же самое имело место по отношению к евреям в фашистской Германии, что дает правовую основу для определения обоих случаев как геноцида. По этим же причинам международное сообщество официально признало геноцид народа тутси в Руанде в 1994 г., когда в результате стодневной резни было уничтожено 937 тысяч человек. Планомерный характер этого осуществленного правительством Руанды геноцида был доказан документальными материалами, международный уголовный трибунал приговорил бывшего премьер-министра Руанды к пожизненному заключению, наряду с ним были осуждены и некоторые другие организаторы геноцида.

А как быть с тем явлением, которое стало популярным сейчас – объявлять любое преступление геноцидом?

В последнее время широкое распространение получило максимально расширительное толкование геноцида не в качестве совершенно определенного курса государственной политики, направленного на полное физическое уничтожение населения по этническому или конфессиональному признаку, а как любого убийства, гибели населения в мирное время, либо во время или вследствие военных действий. Геноцидом теперь называют и погромы на национальной почве, часто имевшие стихийный и неорганизованный характер. Если подобное расширительное толкование понятия геноцида получит дальнейшее развитие, то требования признавать геноцид могут быть выдвинуты в адрес большинства современных государств.

В рамках объединенной Европы наблюдается стремление преодолеть негативный груз прошлого и добиться исторического примирения былых врагов. Делается это вовсе не путем всеобщего покаяния и признания своей исторической вины в былых военных зверствах и преступлениях. Наоборот, государствам Европы свойственно в высшей степени осторожное отношение к собственной истории. В 2011 г. весьма показательным примером подобного рода стал первый в истории официальный визит британского монарха в независимую Ирландскую республику. В ходе этого визита Елизавета II не выразила никакого сожаления по поводу многовекового истребления ирландцев британскими солдатами (чего в Ирландии ожидали очень многие). Она ограничилась следующей формулировкой: обе страны прошли через «сердечную боль, нестабильность и потери».

Но от Турции армяне не дождутся даже этого…

Проблема признания Геноцида армян со стороны Турции остается не только наиболее сложной проблемой в двусторонних межгосударственных отношениях, она является важным фактором в политической жизни США, Франции и других государств, где проживает многочисленная армянская диаспора. В конце ХХ века обсуждался вариант решения проблемы путем «мягкого признания Геноцида армян» со стороны Турции. Этот вариант предусматривал признание Турцией Геноцида армян в Османской империи (с оговоркой, что современная Турция – это вовсе не Османская империя) при одновременном получении гарантий со стороны Армении, что она не будет выдвигать требований, которые для Анкары являются совершенно неприемлемыми. В те годы этот вариант казался теоретически достижимым, так как позволил бы разблокировать двусторонние отношения, решить массу проблем в короткие сроки. Но, как показали дальнейшие события, обе стороны оказались не готовы принять «мягкий вариант».

Более того, Турция ужесточила свою политику в отношении Армении…

За прошедшие годы позиция Турции по вопросу признания Геноцида армян в Османской империи на международной арене, в информационной политике, сфере образования и т.п. была ужесточена до такой степени, что это привело к изменению общественных настроений, их радикализации. Сама идея какого либо признания стала рассматриваться как совершенно неприемлемая, так как на всех уровнях категорически настаивают: никакого Геноцида армян как результата государственной политики в 1915 году не было, гибель армян была связана исключительно с военными действиями и их воздействием на ситуацию в стране. Теперь, даже если официальные власти Турции будут готовы в той или иной форме возвратиться к рассмотрению идеи «мягкого» признания Геноцида армян, это будет совершенно неприемлемым для большинства населения, которое может выразить свой протест в самых радикальных формах.

Приближается 100-летие со дня Геноцида. Чего можно ожидать в 2015 году?

Приближение 100-летней годовщины начала Геноцида армян придает ситуации дополнительный драматизм. Очевидно, что Армения и армянская диаспора предпримут на международной арене энергичные усилия с целью добиться признания Геноцида 1915 г. турецкими властями, а Турция постарается сделать все возможное, чтобы этот процесс заблокировать и выйти из этой сложной ситуации с минимальными потерями. В настоящее время выхода из нынешнего тупика не видно. Для реанимации варианта «мягкого признания» Геноцида армян понадобилось бы изменить общественные настроения в Турции, на это нужны многие годы, если не десятилетия. Но даже о таком отдаленной по времени возможности нормализации двусторонних отношений говорить не приходится в условиях продолжения прежнего жесткого курса Анкары в данном вопросе.

Вряд ли жесткая позиция Анкары вынудит Армению во имя нормализации отношений с Турцией отказаться от требования признать Геноцид 1915 г. Поэтому перспективы изменения данной тупиковой ситуации могут возникнуть не из логики развития двусторонних армяно-турецких отношений, а в более широком международном контексте. В настоящее время ситуация на Большом Ближнем Востоке, в том числе в прилегающих к Южному Кавказу регионах настолько непредсказуема и взрывоопасна, что там уже в скором времени могут произойти большие перемены. Именно эти перемены могут изменить карту региона и продиктовать дальнейшее развитие событий, в том числе создать новую ситуацию в вопросе признания Турцией Геноцида армян.

Карине Тер-Саакян

«time to analyze» — politics, society, and ideas 

Кто, если не Армения, должен делать это?

1350726569_evropeyskiy-sud-razbiraet-delo-svyazannoe-s-alfavitomРешение Департамента правосудия и полиции Швейцарии обжаловать решение Европейского суда прав человека (ЕСПЧ) продолжает оставаться в центре внимания международного правозащитного и научного сообщества. По просьбе «ГА» ситуацию комментирует немецкая правозащитница и ученый, руководитель Рабочей группы «Признание – против геноцида» Тесса Хофманн.

— Г-жа Хофманн, прежде всего, позвольте поблагодарить вас за активные усилия как в данном вопросе, так и в целом за деятельность по криминализации отрицания Геноцида армян. Как вы оцениваете решение правительства Швейцарии? Можно ли назвать его победой — пусть и промежуточной — правозащитного и научного сообщества?

-Я бы предпочла воздержаться от поспешных оценок. И главным образом потому, что в сфере правозащиты, в частности, в вопросе предотвращения геноцидов (что включает в себя и предотвращение и наказание отрицания геноцида) мы всегда сталкиваемся с очень сильным противодействием. Проявлением такого мощного правового противодействия и стало решение ЕСПЧ от 17 декабря 2013г. Нет слов, решение Швейцарии принесло чувство облегчения всем, кто занимается проблемами предотвращения и признания геноцидов в целом и Геноцида армян в Османской империи- в частности, осознанием того факта, что ответственные швейцарские чиновники не принимают решение Евросуда.  Вместе с тем правозащитники должны продолжать свои усилия в разъяснении разрушительного действия отрицания геноцида и необходимости включить его криминализацию в европейские правовые системы.  

Департамент правосудия и полиции Швейцарии объясняет свое решение обжаловать вердикт ЕСПЧ необходимостью внести ясность в вопрос будущего применения своего антирасистского закона, который предусматривает и наказание за отрицание геноцида. Однако еще до постановления Евросуда внутри странызвучалажесткая критика данного положения закона. Решение от 17 декабря сильно воодушевило критиков. Это значит, что прогрессивный, образцовый антирасисткий закон Швейцарии продолжает оставаться под угрозой.

-Какие шаги может предпринять Турция в ответ на действия Швейцарии?

— В понедельник, 17 марта госсекретарь по иностранным делам Ив Россье встречается с турецким коллегой в рамках рабочего визита. Решение главного дипломата Швейцарии нанести визит в Анкару выглядит, однако, удивительно быстрым, хотя мы, конечно, не можем знатьповестки и того, включено ли в нее обсуждение решения Департамента правосудия. Поэтому вместо догадок позволю себе процитировать выдержку из ответа руководителя Ассоциации Швейцария-Армения Саркиса Шагиняна на аналогичный вопрос телеканала Аль Джазира:

“Могу предположить, что есть небольшие сомнения относительно предмета встречи. Кроме того, стоит отметить, что визит министра Давутоглу в Берн 10 октября 2013 года (символически совпавший с 4 годовщиной подписания Протоколов) был четко ориентирован на политику Швейцарии по Армянскому  вопросу. Г-н Давутоглу, по всей вероятности, попросил коллегу использовать свое влияние с целью прекратить строительство мемориального комплекса в Женеве, посвященнного «совместной памяти города и армян». (Стоит заметить, что такое странное «нейтральное» название само по себе является реакцией на сильное  противостояние строительству мемориала, место также стало результатом компромисса – Т. Х.). Более того, турецкий министр ясно дал понять, что возможное приглашение Швейцарии на саммит G20, который состоится в Турции в 2015 году в ходе председательства Анкары, будет зависеть от склонности Швейцарии, как председательствуюшей в ОБСЕ в нынешнем году, назначать турецких чиновников на руководящие должности главных программ Организации. И действительно, Швейцария уже назначила постоянного представителя Турции в ОБСЕ посла ТаджанаИлдема главой “цикла конфликтов”. Анкара и не делала секрета из желательности для себя этого назначения с целью повлиять на Карабахский конфликт. 
Между тем все это в целом заводит Швейцарию в крайне непродуктивную позицию. Я с трудом представляю себе, каким образом подобное поведение позволит Берну в долгосрочной перспективе сохранить доверие к стране как посреднику в очень тяжелых конфликтах – таких, как, к примеру, между Арменией и Турцией с одной стороны, и Арменией и Азербайджаном – с другой. Столь очевидная утрата нейтралитета чревата ущербом для дипломатической репутации в целом”. 

   — Несколько дней назад «Федерация турецких ассоциаций западной Швейцарии»выступила сразъяснениемсвоейпозиции во влиятельной швейцарской газете NeueZürcherZeitung, подчеркнув разочарование решением г-жи Соммаруга (глава Департамента правосудия и полиции Швейцарии – М.Г.) и выставив ее «слабой жертвой сильного армянского давления и лоббинга». Наряду со множеством искажений исторических фактов и текущей ситуации, Федерация потребовала создания комиссии историков, как это предусмотрено Армяно-Турецкими протоколами 2009г, с целью выяснить «всю правду». В этом контексте Федерация заявила, что “армянские боевики“ осуществили “истребление порядка 530 000 турок, курдов и черкесов, а также от 13 до 15 тысяч османских и кавказских евреев”. Подоплека таких заявлений ясна: и армяне, и турки были и жертвами, и палачами, а значит, должны взаимно простить друг друга.  

Вместе с тем это очевидная и неприемлемая попытка “этнизировать” и представить нынешний конфликт как антагонизм между армянами и турками, Арменией и Турцией. На самом деле это конфликт между правозащитниками и учеными – с одной стороны, и отрицателями, независимо от этнического происхождения, — с другой. Примечательно, что старейшая в Турции общественная организация – Ассоциация прав человека заняла очень четкую позицию, объяснив в своем обращении к г-же Соммаруга губительные последствия для общества и этно-религиозных меньшинств Турции в случае, если решение от 17 декабря не будет обжаловано.

И если уж говорить о какой-либо победе, то она сводится к следующему: защитники прав человека в Европе, Армении, Турции и в других странах мира объединили свои усилия и действовали сообща против отрицания геноцида.  

— В судебном процессе по иску Перинчека Турция активно выступала в качестве третьей стороны, а Армения на нем полностью отсутствовала. Есть мнение, что отсутствие армянской аргументации по вопросу геноцида стало одной из причин решения ECHR. Как вы считаете, должна ли Армения быть представлена на государственном уровне в качестве стороны в ходе рассмотрения дела Перинчека в Большой палате ECHR? Нужно ли армянской стороне представить на суде правовые и научные аргументы против политики отрицания Геноцида армян? Иными словами, обязана ли Армения поддержать Швейцарию в данном вопросе?

-На все три вопроса я должна ответить «Да». Я считаю(и надеюсь), что каждый компетентный армянский чиновник должен воспринимать это не только как свое естественное обязательство, но и как уникальную возможность поддержать дело предотвращения геноцидов. Кто, если не заинтересованные стороны прежде всего, должны делать это?

Мне не раз приходилось выражать сожаление по поводу того, что Армения до сих пор не ратифицировала Римский статут и тем самым исключает для себя возможность внести вопрос геноцида на рассмотрение международного суда. Но Армения могла бы действовать по крайней мере на уровне Европейского суда по правам человека – ведь дело Перинчека длилось там несколько лет. Интересно, армянские власти знали об этом? В любом случае они уже потеряли эту возможность. Но теперь армянские эксперты-правоведы обязаны выяснить, каким образом они могут внести свой вклад как в данное дело, так и в аналогичные дела в будущем. Я очень надеюсь, что сегодня найдут в себе силы преодолеть собственное безразличие или неведение, вне зависимости от причин пассивности в прошлом.

Марина Григорян ,»ГА»

«time to analyze» — politics, society, and ideas 

Леонид Нерсисян: Кроме РФ никто из ОДКБ в Карабах воевать не поедет

Интервью военного аналитика Леонида Нерсисяна  информационно-аналитическому центру «time to analyze». uTEmWv13827570378484_b

— Как вы считаете насколько милитаризовалось постсоветское пространство, возможны ли конфликты на просторах СНГ?

— В основном процесс милитаризации идёт в Азербайджане, Армении и странах прикаспийского региона. Россия хоть и закупает современную технику в достаточно серьёзных количествах, свою армию постепенно сокращает.Так что здесь речь идёт в основном о возможности возобновления азербайджано-карабахского конфликта, и о некоторой вероятности возникновения конфликта на Каспийском море, правовой статус которого так и не определён (не проведены водные границы). В случае с Каспием, наиболее вероятными участниками конфликта являются Туркменистан и Азербайджан, которые никак не могут поделить некоторые крупные месторождения нефти и газа. Вследствие этого стороны активно вооружают свои флоты, в основном за счёт противокорабельных ракет Х-35Э, устанавливаемых на ракетные катера. Х-35Э приобретает так же Казахстан. Равномерной продажей этого грозного противокорабельного оружия РФ в каком-то смысле даже снижает вероятность вооружённого конфликта.Что касается Азербайджана, Армении и Карабаха  — то тут гонка вооружений идёт по сути с того момента, как закончилась война. Особенно процесс ускорился в 2007-2008 годах. Однако милитаризация стран и обладание большим количеством разрушительного вооружения у обеих сторон конфликта часто наоборот препятствует началу активных боевых действий, так как цена становиться слишком высока. Так что тут вполне подходит поговорка «хочешь мира, готовься к войне».

— Является ли ОДКБ гарантией безопасности стран её участников, если при диверсиях со стороны Азербайджана на границе с Арменией, никакой реакции из организации не следует?

— Вопрос очень спорный. Здесь всё сильно зависит от внешнеполитической ситуации на конкретный момент времени. Понятно, что кроме РФ никто из ОДКБ в Карабах воевать не поедет. Что касается РФ, то тут всё будет зависеть от их собственного решения. Можно предположить, что в худшем случае, армянам достанется большое количество бесплатных вооружений со 102-ой базы, а в лучшем раскладе Армения получит авиационную и сухопутную поддержку ВС РФ. Что касается диверсий – то тут жёсткой реакции ожидать не стоит, так как с Азербайджаном разрывать все отношения никто не хочет.

— Возможна ли агрессия Азербайджана в сторону НКР и Армении, в случае азербайджанского «Майдана»?

— Некоторая вероятность имеется, хотя целесообразнее напасть будет в тот момент, когда руководство Азербайджана поймёт, что Майдан не за горами, так как если нападение будет осуществлено в «горячую» фазу, то боевой дух и организованность войск будут катастрофически низки. Тут скорее вероятнее обратный вариант – нападение азербайджанцев в том случае, если политические войны будут идти в Армении. В марте 2008 году ВС Азербайджана уже проводили пробную вылазку, когда в Ереване вовсю шли беспорядки. Однако тогда нападение было уверенно отбито.

— Существует ли баланс сил в регионе Южного Кавказа?

— Баланс сил на Южном Кавказе имеется между Азербайджаном и Армений с НКР. Что касается Грузии, то их ВС заметно уступают как количественно, так и качественно (особенно это касается тяжёлого вооружения, оперативно-тактических ракет и ПВО).Наибольшее количество средств из этих 3-х стран на армию тратит Азербайджан, закупая по наступательное вооружение по максимальным расценкам. Армения при этом отвечает ассиметрично, усиливая противовоздушную оборону, строя укрепления на границе и приобретая оружие высокой точности и дальности действия (такое как ракеты Точка-У и модернизированные самостоятельно Р-17 SCUD-B).  Более подробно ситуация разобрана в моей статье на ИА Regnum.

— Каким Вы видите будущее постсоветского пространства через 10 лет?

— В свете последних событий в Украине вопрос достаточно сложный. Что случиться этой страной в итоге,  предсказать сейчас не возьмется, наверное, никто. А от этого во многом зависит дальнейшее будущее того же Таможенного союза. В раскладе «минимум» в ТС вступит только Армения. После этого Карабахский конфликт заморозиться ещё глубже, и даже через 10 лет статус КВО, скорее всего, не измениться.  В более положительном для РФ раскладе, ТС сможет пополниться Украиной, или ей частью (в случае отделения Восточной Украины), что заметно усилит её позиции. Это может привести к тому, что Азербайджан и Грузия будут вынуждены тоже пойти по пути вступления в ТС, что в случае членства Армении к тому моменту, заставит в каком-то виде менять статус-КВО в Карабахе. То же касается и Южной Осетии с Абхазией.

Беседовал: Арут Мнацаканян

«time to analyze» — politics, society, and ideas

Евгений Троицкий: «Россия свой выбор сделала давно»

minsk_groupПочему Армения выбрала Таможенный Союз? Возможна ли вторая Карабахская война, и чем она обернется для конфликтующих сторон? На эти и другие вопросы ответил в интервью информационно-аналитическому центру time to analyze доктор исторических наук, один из ведущих аналитиков постсоветского пространства – Троицкий Евгений Флорентьевич.      

— Евгений Флорентьевич, Армения уже подготовила дорожную карту по вступлению в Таможенный Союз. Как Вы считаете, почему официальный Ереван сделал выбор в пользу Москвы, когда Брюссель был готов подписать с ней соглашение об Ассоциации?

— Безусловно, это связано с той стратегической ситуацией, в которой на сегодняшний день находится Армения. Официальный Ереван находится в теснейшей зависимости от России, которая является гарантом ее безопасности и союзником в случае возникновения конфликтов с Азербайджаном и Турцией. Действительность такова, что Армения, которая находится в блокаде со стороны Турции и Азербайджана, нуждается в поддержке из Москвы. Как и сама Россия, безусловно, нуждается в Армении. Не будем забывать, что это единственное государство Закавказья, где сохраняется российское военное присутствие. Этот факт и позволяет России в определенной степени сохранять свое влияние в регионе.  Брюссель не станет, да и не сможет дать Армении никаких гарантий безопасности, это совершенно точно, учитывая, что большинство стран ЕС обеспечены такими гарантиями со стороны НАТО, куда входит и потенциальный противник Армении – Турция. Поэтому, я считаю, что выбор Армении был прагматичным. И я думаю, что Ереван,в принципе, не стоял перед выбором Россия или ЕС.        

— Как Вы тогда можете объяснить тот ажиотаж, который имел место в период подготовки Армении к саммиту в Вильнюсе, а также заявления высокопоставленных армянских чиновников о том, что евроинтеграция – один из приоритетов внешней политики страны?

— Во-первых, Ереван и дальше будет делать такие заявления, это нормально и исходит из армянской концепции комплементаризма. А, во-вторых, ажиотаж был не стороны властей, а со стороны определенной элиты, перед которой поставлена чёткая задача – говорить о евроинтеграции, писать о ней в СМИ и т.д. При этом я не исключаю возможность некомпетентности тех или иных чиновников, которые не понимали реальную картину происходящего. Необходимо учитывать множество факторов.  Ведь ЕС – важный торговый партнер для Армении, где проживает большая и влиятельная Диаспора. Поэтому я не вижу ничего удивительного в том, что Армения хочет  развивать политический диалог с Европой. Но надо четко разделять вопросы стратегического характера и все остальные. Я считаю, что перед Арменией вопрос выбора: Москва или Брюссель в стратегическом аспекте не стоял.

— Одним из важнейших вопросов является положение Нагорного Карабаха. Казахстан и Белоруссия неоднократно делали заявления о том, что при принятии Армении, необходимо учитывать интересы Азербайджана, имея в виду карабахский вопрос. В данном контексте, достаточно ли только доброжелательной позиции Москвы при принятии Армении в ТС?

— На Минск Россия может повлиять, и я уверен, что повлияет. На Астану повлиять не сможет. Все-таки, Казахстан – это более значимая политическая величина и довольно самостоятельная, в отличие от Белоруссии. К тому же, в последнее время в Казахстане накапливается все большее недовольство от России в рамках Евразийского экономического пространства:  это и проблемы в экономической сфере и определенный кризис политического диалога с Москвой. Сегодня Казахстан ведет многовекторную внешнюю политику, и надавить на Астану не так просто. Азербайджан и Турция являются важными союзниками Казахстана не только в двустороннем формате, но и в рамках Тюркского Совета, где большое внимание уделяется и внешнеполитическим решениям. Поэтому я сомневаюсь, что Астана захочет так просто «потерять свое лицо» перед Турцией или тем же Азербайджаном. Исходя из этого, Москве придется весьма долго работать с Астаной, чтобы выработать необходимое решение. Этот процесс будет долгим, и я думаю, что в ближайшее время Армения не вступит в Таможенный Союз. Для согласования позиций по данному вопросу Москве и Астане нужно время, поэтому вступление Армении будет растягиваться.

— Как вы оцениваете перспективу вступления в Таможенный Союз Азербайджана? Представим, что официальный Баку в качестве своего согласия выдвинет условие давления на Ереван по карабахскому вопросу, пойдет ли на это Россия?

Однозначно, нет. Россия Азербайджану не доверяет, кризис в двусторонних отношениях нарастает, это отрицать бесполезно. Особенно после политического демарша Баку в отношении российской РЛС в Габале, пример более чем показательный. Я сомневаюсь, что Азербайджан стремится в Таможенный Союз,  усилия Республики направлены на углубление диалога с Турцией и «Западом». В вопросе безопасности Азербайджан зависит от Турции, в вопросе внешней торговли зависимость Баку от Москвы минимальна. В свою очередь,  Россия свой выбор в пользу Армении сделала уже давно, и в Баку это прекрасно знают.     

— На одной из встреч президентов России, Белоруссии и Казахстана,  президент Назарбаев выступил с заявлением, что Турция выразила желание вступить в Таможенный Союз. Как вы можете это прокомментировать?  

— Заявление Назарбаева носит не более чем пропагандистский характер. Казахстан просто хочет продемонстрировать, что  политический вес страны в рамках Таможенного Союза также высок, как и вес России. Астана  хочет показать, что она способна и может выдвигать собственные инициативы, с которымы необходимо считаться. При этом, у Турции совершенно иные внешнеполитические устремления, другие международные и региональные приоритеты и амбиции.   

— Сегодня наблюдается весьма напряженная ситуация на армяно-азербайджанской и карабахско-азербайджанской границах.  Многие отечественные и зарубежные эксперты считают, что локальные столкновения могут привести к возобновлению крупномасштабных военных действий. Как вы считаете, какова вероятность начала новой войны?

— На самом деле, ситуация на этих границах никогда не была спокойной. Диверсии, перестрелки, взаимные обвинения сторон носят систематический характер. К войне это не приведет из-за ряда объективных причин. Первая причина – азербайджанская сторона понимает, что любая масштабная военная операция обернется для нее крахом, учитывая, что армянские вооруженные силы имеют современное вооружение, способное нанести непоправимый вред тем энергетическим проектам, которые подпитывают ее экономику. В связи с этим Баку находится под жестким давлением не только со стороны России, но и ЕС и США. Американские и европейские нефтяные транснациональные корпорации, задействованные в добыче углеводородов в Азербайджане, не позволят президенту Алиеву пойти на подобную авантюру. Вторая причина — это положение ее союзника – Турции. Анкара сейчас переживает серьезный внутриполитический кризис и связана по рукам и ногам в сирийском конфликте. Если прибавим к этому курдский вопрос, то станет ясно, что Турция не станет вмешиваться войну, если Баку все же решит ее начать. Более того, чтобы вступить в войну на стороне Азербайджана, Турции необходимо получить поддержку со стороны НАТО. Это маловероятно, учитывая вышеназванные мною причины, война в Карабахе сегодня не нужна никому и более всего самому Азербайджану. 

— Как при нынешнем геополитическом раскладе в случае начала военных действий поведут себя постоянные сопредседатели  — Россия, США  и Франция   и региональные лидеры в лице Турции и Ирана? 

— Россия сделает все, чтобы локализовать конфликт, и, как я уже сказал, она, конечно, выступит на стороне Армении. США и Франция будут призывать к прекращению огня, учитывая влияние армянского лобби, возможно применение к Баку определенных санкций, но прямого вмешательства со стороны Вашингтона и Парижа не будет. По поводу Турции я уже сказал, что у нее достаточно своих проблем, как внутренних, так и внешних. А Иран, как и в 90-е, не официально поддержит Армению. Иран более других заинтересован в усилении Армении и армянского фактора, поэтому Тегеран будет оказывать Еревану всяческую поддержку. Но, опять же повторяю, сегодня война менее всего нужна именно Азербайджану.

— Как вы считаете, по какой модели возможно регулирование нагорно-карабахского конфликта?

Безусловно, о возвращении Карабаха в состав Азербайджана не может быть и речи. Чтобы подобное имело место, необходимо, чтобы произошло мощное геополитические землетрясение в виде мировой войны. Опять же, более других это прекрасно осознает и официальный Баку. Я думаю, что карабахский конфликт будет урегулирован по модели Сербия-Косово. Постепенно НКР будет расширять свои международные связи, входить в общую международную матрицу, а смена поколений в Азербайджане приведет к осознанию реального положения дел в регионе.  

Беседовал: Галстян Арег. 
«time to analyze» — politics, society, and ideas

 

   

Interview with ANCA President Kenneth Hachikian

hachikian (1)

First of all, we want to thank you for agreeing to give us an interview. We are proud of the achievements of the American Armenians, where ANCA plays a very important role. We understand that it’s a big responsibility to be the president of the most influential Armenian organization in the world and therefore we express our gratitude to you and wish success.

I believe it is a responsibility that all Armenians have to assist our nation in pursuit of Hai Tahd. It is my honor to be involved in our effort in the US.

Many experts believe that the main reason of Armenian lobby success is Armenians living compactly in such major states as California, Massachusetts and New Jersey. Do you agree with this?

It is definitely very helpful that Armenian Americans have concentrations of population in certain areas where, as voters, we are able to forcefully express our views on American policy issues. Political strength comes from an active role by citizens expressing their perspective to their elected officials. In practical terms, it is also valuable that our population is spread out over many other states as well such as Arizona, Texas, Florida, Georgia, Nevada, Colorado, etc. in theses cases, while we may not have the larger populations such as California or Massachusetts, our growing communities are able to be actively involved in the political process as well.

Mr. Hachikian, what is the key to success of the ANCA in the issue of protecting Armenian interests in the USA?

First of all, we are on the high moral ground in that our Cause is based upon historical accuracy, truth, justice, long standing values of democracy such as self-determination, and well established international law and norms of crimes against humanity. In short, we have a righteous cause. Secondly, we are very determined and passionate in our efforts and have an attitude of never giving up. Thirdly, our advocacy effort is based upon a broad grassroots involved which is invaluable in our effectiveness. The power of our volunteers is able to successfully take on the high powered and high budget lobbyists for Turkey and Azerbaijan. Finally, we are well organized across our 50 local communities across the US, allowing us to reach many elected officials.

It is known, that the new resolution formulated as «Armenian Genocide Truth and Justice Act». This means, that the Armenian diaspora, shifts the emphasis from the recognition of the genocide by USA?

Recognition has been achieved in the US and numerous other countries in many ways. While it is always desirable to reinforce recognition, we are, indeed, placing greater emphasis on justice and a fair resolution which will require full and complete reparations; there is more than ample precedent for such reparations in both recent history as well as historically (Germany and the Jewish Holocaust; South Africa and Apartheid; and Canada, Australia, and New Zealand, all in making restitution to their native peoples.

Today the Armenian lobby has strong ties with Congress: Senate Majority Leader Harry Reid, chairman of the Committee on Foreign Affairs Edward Royce, Democratic minority leader Eliot Engel, Senate Foreign Affairs chairman Robert Menendez and others. How do you assess the chances of adoption of the Armenian resolution by the Congress in this year?

We are optimistic every Congress that we can advance our issues. We will, of course make every attempt to advance this resolution and related ones that deal with the return of religious properties confiscated by Turkey as a result of the Genocide.

A lot of Armenians believe that, it unnecessarily to spend such effort and resources on the international recognition of the Armenian Genocide, when Armenia has big social problems. What can you say about it?

Armenia does indeed have major social issues that are critical to its long term viability. The present regime is not addressing these as well as they might. We work in the areas that we can have influence such as foreign aid and trade where we can assist the economy of Armenia. However, the existence of these challenges does not diminish the importance of he ongoing pursuit of Hai Tahd. Resolution of full justice for the Genocide would materially contribute to the economic viability of the Armenian nation.

How do you evaluate the official Yerevan policy on the process of Armenian genocide international recognition? Do you think, should Armenia withdraw signature from the «Zurich protocols» with Turkey?

Yes, Armenia should immediately withdraw its signature form the protocols. turkey and the uS have used these protocols to stall e process of international recognition and full justice for the Genocide. The official Armenian government policy and efforts on Genocide recognition have not been as robust as they should be. Agreeing to the protocols is but one example. Armenia has not pressed it case internationally as aggressively as it should.

Mr. Hachikian, how can you estimate the ANCA last year activities? What achievements do you consider as the most important ones? And which goals do you pursue this year?

This past year has been one of building on prior efforts. We have been laying the political groundwork for H. Res. 227 as well as related legislation regarding the return of confiscated properties with the senior elected officials who are heavily responsible for such efforts. We always seek more but this past year has been one of progress behind the scenes. We expect 2014 will bring more public progress along many fronts. Perhaps the most visible accomplishment of 2013 has been the recognition by several US states of the independence of Nagorno Karabagh (Massachusetts, Rhode Island, Maine, and Louisiana). Ongoing economic assistance and improvement in trade issues have also been important.

What do you know about the Armenian community in Russia? Do not you think it’s time to create united body of the Armenian diaspora, the so-called parliament of the Diaspora?

We are certainly aware of a very large Armenian community in Russia located in several communities. Given the political realities of Russia, it may be difficult for that community to be political advocates in the same way that we are in the US. However, the community’s active support for Hai Tahd is important. Further, I would note that many philanthropic Armenians live in Russia and have been supportive of many initiates including, most notably, the Armenia Fund. In terms of a larger body to represent the diaspora, there are clearly merits to that approach. Armenian National Committees around the world play an important role in rallying the diaspora but other effort could be complimentary and helpful as well.

Should Armenians conceal the plans for 100th anniversary of Armenian Genocide from Turkey or vice-versa? Why? What kind of activities could you advise to implement for involving the Russian Armenians, especially the youth, in the HAY DAT processes?

Ultimately, Turkey will discover whatever activities are planned in every country. To the extent that discretion is advised in certain countries, then that should be pursued appropriately. However, let’s realize that very little can be kept secret in this world of highly effective technology for very long. As for Russian youth, their involvement in Hai Tahd would be very welcome. Certainly educating elected officials about the historical facts would be a start. I am sure that there is much more they could do but I am not an expert on the local possibilities in Russia.

«Time to analyze» — politics, society, and ideas