Евгений Троицкий: «Россия свой выбор сделала давно»

minsk_groupПочему Армения выбрала Таможенный Союз? Возможна ли вторая Карабахская война, и чем она обернется для конфликтующих сторон? На эти и другие вопросы ответил в интервью информационно-аналитическому центру time to analyze доктор исторических наук, один из ведущих аналитиков постсоветского пространства – Троицкий Евгений Флорентьевич.      

— Евгений Флорентьевич, Армения уже подготовила дорожную карту по вступлению в Таможенный Союз. Как Вы считаете, почему официальный Ереван сделал выбор в пользу Москвы, когда Брюссель был готов подписать с ней соглашение об Ассоциации?

— Безусловно, это связано с той стратегической ситуацией, в которой на сегодняшний день находится Армения. Официальный Ереван находится в теснейшей зависимости от России, которая является гарантом ее безопасности и союзником в случае возникновения конфликтов с Азербайджаном и Турцией. Действительность такова, что Армения, которая находится в блокаде со стороны Турции и Азербайджана, нуждается в поддержке из Москвы. Как и сама Россия, безусловно, нуждается в Армении. Не будем забывать, что это единственное государство Закавказья, где сохраняется российское военное присутствие. Этот факт и позволяет России в определенной степени сохранять свое влияние в регионе.  Брюссель не станет, да и не сможет дать Армении никаких гарантий безопасности, это совершенно точно, учитывая, что большинство стран ЕС обеспечены такими гарантиями со стороны НАТО, куда входит и потенциальный противник Армении – Турция. Поэтому, я считаю, что выбор Армении был прагматичным. И я думаю, что Ереван,в принципе, не стоял перед выбором Россия или ЕС.        

— Как Вы тогда можете объяснить тот ажиотаж, который имел место в период подготовки Армении к саммиту в Вильнюсе, а также заявления высокопоставленных армянских чиновников о том, что евроинтеграция – один из приоритетов внешней политики страны?

— Во-первых, Ереван и дальше будет делать такие заявления, это нормально и исходит из армянской концепции комплементаризма. А, во-вторых, ажиотаж был не стороны властей, а со стороны определенной элиты, перед которой поставлена чёткая задача – говорить о евроинтеграции, писать о ней в СМИ и т.д. При этом я не исключаю возможность некомпетентности тех или иных чиновников, которые не понимали реальную картину происходящего. Необходимо учитывать множество факторов.  Ведь ЕС – важный торговый партнер для Армении, где проживает большая и влиятельная Диаспора. Поэтому я не вижу ничего удивительного в том, что Армения хочет  развивать политический диалог с Европой. Но надо четко разделять вопросы стратегического характера и все остальные. Я считаю, что перед Арменией вопрос выбора: Москва или Брюссель в стратегическом аспекте не стоял.

— Одним из важнейших вопросов является положение Нагорного Карабаха. Казахстан и Белоруссия неоднократно делали заявления о том, что при принятии Армении, необходимо учитывать интересы Азербайджана, имея в виду карабахский вопрос. В данном контексте, достаточно ли только доброжелательной позиции Москвы при принятии Армении в ТС?

— На Минск Россия может повлиять, и я уверен, что повлияет. На Астану повлиять не сможет. Все-таки, Казахстан – это более значимая политическая величина и довольно самостоятельная, в отличие от Белоруссии. К тому же, в последнее время в Казахстане накапливается все большее недовольство от России в рамках Евразийского экономического пространства:  это и проблемы в экономической сфере и определенный кризис политического диалога с Москвой. Сегодня Казахстан ведет многовекторную внешнюю политику, и надавить на Астану не так просто. Азербайджан и Турция являются важными союзниками Казахстана не только в двустороннем формате, но и в рамках Тюркского Совета, где большое внимание уделяется и внешнеполитическим решениям. Поэтому я сомневаюсь, что Астана захочет так просто «потерять свое лицо» перед Турцией или тем же Азербайджаном. Исходя из этого, Москве придется весьма долго работать с Астаной, чтобы выработать необходимое решение. Этот процесс будет долгим, и я думаю, что в ближайшее время Армения не вступит в Таможенный Союз. Для согласования позиций по данному вопросу Москве и Астане нужно время, поэтому вступление Армении будет растягиваться.

— Как вы оцениваете перспективу вступления в Таможенный Союз Азербайджана? Представим, что официальный Баку в качестве своего согласия выдвинет условие давления на Ереван по карабахскому вопросу, пойдет ли на это Россия?

Однозначно, нет. Россия Азербайджану не доверяет, кризис в двусторонних отношениях нарастает, это отрицать бесполезно. Особенно после политического демарша Баку в отношении российской РЛС в Габале, пример более чем показательный. Я сомневаюсь, что Азербайджан стремится в Таможенный Союз,  усилия Республики направлены на углубление диалога с Турцией и «Западом». В вопросе безопасности Азербайджан зависит от Турции, в вопросе внешней торговли зависимость Баку от Москвы минимальна. В свою очередь,  Россия свой выбор в пользу Армении сделала уже давно, и в Баку это прекрасно знают.     

— На одной из встреч президентов России, Белоруссии и Казахстана,  президент Назарбаев выступил с заявлением, что Турция выразила желание вступить в Таможенный Союз. Как вы можете это прокомментировать?  

— Заявление Назарбаева носит не более чем пропагандистский характер. Казахстан просто хочет продемонстрировать, что  политический вес страны в рамках Таможенного Союза также высок, как и вес России. Астана  хочет показать, что она способна и может выдвигать собственные инициативы, с которымы необходимо считаться. При этом, у Турции совершенно иные внешнеполитические устремления, другие международные и региональные приоритеты и амбиции.   

— Сегодня наблюдается весьма напряженная ситуация на армяно-азербайджанской и карабахско-азербайджанской границах.  Многие отечественные и зарубежные эксперты считают, что локальные столкновения могут привести к возобновлению крупномасштабных военных действий. Как вы считаете, какова вероятность начала новой войны?

— На самом деле, ситуация на этих границах никогда не была спокойной. Диверсии, перестрелки, взаимные обвинения сторон носят систематический характер. К войне это не приведет из-за ряда объективных причин. Первая причина – азербайджанская сторона понимает, что любая масштабная военная операция обернется для нее крахом, учитывая, что армянские вооруженные силы имеют современное вооружение, способное нанести непоправимый вред тем энергетическим проектам, которые подпитывают ее экономику. В связи с этим Баку находится под жестким давлением не только со стороны России, но и ЕС и США. Американские и европейские нефтяные транснациональные корпорации, задействованные в добыче углеводородов в Азербайджане, не позволят президенту Алиеву пойти на подобную авантюру. Вторая причина — это положение ее союзника – Турции. Анкара сейчас переживает серьезный внутриполитический кризис и связана по рукам и ногам в сирийском конфликте. Если прибавим к этому курдский вопрос, то станет ясно, что Турция не станет вмешиваться войну, если Баку все же решит ее начать. Более того, чтобы вступить в войну на стороне Азербайджана, Турции необходимо получить поддержку со стороны НАТО. Это маловероятно, учитывая вышеназванные мною причины, война в Карабахе сегодня не нужна никому и более всего самому Азербайджану. 

— Как при нынешнем геополитическом раскладе в случае начала военных действий поведут себя постоянные сопредседатели  — Россия, США  и Франция   и региональные лидеры в лице Турции и Ирана? 

— Россия сделает все, чтобы локализовать конфликт, и, как я уже сказал, она, конечно, выступит на стороне Армении. США и Франция будут призывать к прекращению огня, учитывая влияние армянского лобби, возможно применение к Баку определенных санкций, но прямого вмешательства со стороны Вашингтона и Парижа не будет. По поводу Турции я уже сказал, что у нее достаточно своих проблем, как внутренних, так и внешних. А Иран, как и в 90-е, не официально поддержит Армению. Иран более других заинтересован в усилении Армении и армянского фактора, поэтому Тегеран будет оказывать Еревану всяческую поддержку. Но, опять же повторяю, сегодня война менее всего нужна именно Азербайджану.

— Как вы считаете, по какой модели возможно регулирование нагорно-карабахского конфликта?

Безусловно, о возвращении Карабаха в состав Азербайджана не может быть и речи. Чтобы подобное имело место, необходимо, чтобы произошло мощное геополитические землетрясение в виде мировой войны. Опять же, более других это прекрасно осознает и официальный Баку. Я думаю, что карабахский конфликт будет урегулирован по модели Сербия-Косово. Постепенно НКР будет расширять свои международные связи, входить в общую международную матрицу, а смена поколений в Азербайджане приведет к осознанию реального положения дел в регионе.  

Беседовал: Галстян Арег. 
«time to analyze» — politics, society, and ideas