Анастас Микоян: «Миссия выполнима».

Многие отечественные и зарубежные историки, политологи и аналитики до сих пор пытаются понять, как армянскому юноше из бедной семьи удалось стать одним из самых выдающихся политических деятелей XX века. В данной статье речь пойдет о человеке, который не только заложил основы советской пищевой промышленности и стал главным лицом на обложке всемирно известного журнала «Time»,  но и был ключевой фигурой в разрешении Карибского кризиса 1962 года, который мог перерасти в Третью мировую войну.

174436306_tonnelАнастас Микоян родился 13 ноября 1895 года в селе Санаин, Тифлисской губернии в семье армянского плотника Ованеса Микояна. В возрасте девяти лет, отец направил своего сына на учебу в армянскую духовную семинарию в Тифлисе. Именно в семинарии юный армянин начал учить русский язык, на котором до этого никогда не разговаривал. С началом Первой мировой войны, он, как и сотни других армянских юношей, оставил учебу, чтобы присоединиться к национальной борьбе за освобождение Западной Армении от турецкого ига. Так, молодой Анастас Микоян попал в кавалерию под командованием легендарного генерала Андраника Ознаяна. Он воевал против турецких войск до 1915 года, но из-за тяжелого заболевания малярией вынужден был оставить службу и вернуться в Тифлис.

Более шести месяцев он пролежал в госпитале, после чего продолжил учебу в академию. 25 июня 1916 года Микоян успешно сдал экзамены и получил аттестат. После семинарии, он продолжил обучение в армянской духовной академии в городе Эчмиадзин. В процессе учебы Микоян изучал историю Армении, географию, армянский язык и  литературу начиная с древних времен. В тот же период примкнул к революционному движению. На одном из заседаний большевиков в марте 1917 года обсуждалась записка лидера кавказских большевиков, выдающегося философа Степана Шаумяна. В своем письме Шаумян просил направить в Баку опытного и талантливого революционера и пропагандиста. Изначально, Совет принял решение направить туда Асканаза Мравяна, однако, тот не смог поехать по причине болезни жены. 

Тогда в Баку был направлен молодой Анастас Микоян. В своих мемуарах «Так было» Микоян пишет, что Степан Шаумян произвел на него огромное впечатление: «Он был весьма образованным человеком, закончил  факультет риторики и философии Берлинского университета, обладал талантом крупного государственного деятеля». После падения Советской власти в Баку, Степан  совместно с другими комиссарами предпринял попытку эвакуации в Астрахань, но 16 августа в море суда были захвачены военными кораблями антисоветской диктатуры  и брошены в бакинскую тюрьму. В ночь на 20 сентября  26 бакинских комиссаров были расстреляны по решению английской военной миссии, лишь молодому Микояну удалось чудом остаться в живых.

25
Анастас Микоян в окружении семьи Фиделя Кастро
yahooeu_ru_51
Анастас Микоян на обложке журнала TIME

Относительно этих поездок интересно пишет сын Анастаса, Серго Микоян: «Сталин шутил: «Для Анастаса новые сорта сыра важнее теории марксизма-ленинизма». Думаю, так оно и было на самом деле. Он не выносил пустой демагогической болтовни, зато все силы направлял на конкретное полезное для народа дело. Отец по дороге из США посетил во Франции провинцию Шампань, изучая опыт производства шампанских вин: его идея состояла в том, чтобы всемерно расширяя производство вина, в том числе шампанских вин, создать в народе привычку пить легкие вина и тем самым сократить употребление водки. В результате всех его усилий, пищевая промышленность сделала скачок, который был прерван лишь Великой Отечественной войной». С 1938 года Микоян был назначен на должность Наркома внешней торговли СССР. В период Великой Отечественной Войны Анастас Микоян руководил продовольственным снабжением на различных военных фронтах. Он лично ввел переговоры с зарубежными партнерами, встречался с послом США, британским премьером Уинстоном Черчиллем и д.р. Посол США в СССР Аверелл Гарриман пишет: «Я впервые познакомился с господином Микояном в сентябре 1941 года, когда посетил Москву в качестве главы американской миссии, вместе с лордом Бивербруком, возглавлявшем британскую миссию. Очень энергичный человек и превосходный дипломат, который мог добиться необходимого результата, прилагая при этом минимум усилий».

В 1943 году Сталин поручил Микояну создание Резервного фронта, во многом решившего судьбу сражения на Орловско-Курской дуге. В общей сложности Анастас Микоян был членом более 20 комиссий, создаваемых Государственным Комитетом Обороны для срочного решения самых различных вопросов, вызванных войной. Анастас Микоян был одним из инициаторов советского удара по Турции. Серго Микоян так описывает позицию своего отца: «Отец поддержал инициативу Григория Арутюняна, тогдашнего первого секретаря компартии Армении о том, чтобы направить войска Закавказского военного округа при поддержке частей основной Красной Армии в захваченные Турцией земли Западной Армении, чтобы вернуть хотя бы часть этих земель. Военная разведка тогда сообщила, что турецкие войска отошли вглубь своей территории на 200 км., не сомневаясь, что такая акция будет предпринята и последние уродливые пережитки Брест-Литовского мирного договора 1918 года будут ликвидированы. Сталин же проявил себя как мелкий националист закавказского масштаба – он не хотел такого усиления Армении в Закавказье. Армения бы стала самой крупной и значимой республикой, оттеснив Грузию на второй план». После войны, Микоян участвовал в разработке новой экономической стратегии, а в августе 1953 года был назначен на должность Министра торговли СССР.

kennedimikoyan110213
Анастас Микоян во время встречи с президентом Джоном Кеннеди

Еще в 1960 году Анастас Микоян посетил Кубу, где познакомился  с ее лидером Фиделем Кастро. «У Микояна и Кастро были особые, дружеские отношения. Они легко находили общий язык. Кастро редко слушал чьи-либо советы, однако Микоян был исключением»;- пишет кубинский историк Бенджамин Хулиес. В августе того же года Микоян сопровождал известного композитора Арама Хачатуряна, который дал в Гаване большой концерт. Успех был просто оглушительный, а Кастро в свою очередь сказал Хачатуряну: «Вы совершили два чуда. Первое — ваша симфония, второе — то, что вы сделали с оркестром». Таким образом, именно Анастас Микоян «открыл» Кубу для Советского Союза.  При этом, именно тот же Микоян был ярым противников идеи Хрущева о доставки  на Кубу советский ядерных ракет. Карибский кризис 1962 года – стал самой горячей фазой Холодной войны, мир стоял на пороге возможной ядерной войны. Никита Хрущев понял опаснейший характер своей авантюрной идеи и направил Анастаса Микояна на переговоры с Фиделем Кастро и Джоном Кеннеди.

загруженное
Фидель Кастро, Эрнесто Че Гевара и Анастас Микоян

29 ноября Микоян встретился с президентом Кеннеди в Белом доме. Во время переговоров Микоян заявил: «Мы — за решение вопросов, a не подвешивание их. Искра революции? Но нa Кубе мы сперва вообще не имели никаких связей (Кеннеди согласился с этим). Революции были и будут. И в странах Америки они победят, и у вaс, в США, онa победит. Возможно, Вам самому придется оказаться в роли Ф.Кaстро, который, не будучи марксистом, повел Кубу к социализму. Президент Кеннеди рассмеялся: «Не я, но мой младший брат может оказаться в таком положении». Тогдашний посол СССР в США Добрынин в своих мемуарах «Сугубо доверительно» рассказывает: «Микоян сообщил, что у него с Кеннеди состоялась дискуссия по поводу американской формулировки гарантии невторжения на Кубу — американцы явно не хотели ясной формулировки для публикации в ООН. Кеннеди было сказано, что мы никогда не согласимся санкционировать облеты американскими самолётами кубинской территории, так как это было бы грубым нарушением суверенитета и Устава ООН. Взаимное потрясение, которое пережили оба правительства в период кризиса, как согласились Микоян и Кеннеди, убедило их в том, что надо исподволь искать пути, более подходящие для решения конфликтов, вообще держать курс на улучшение отношений между обеими странами. Как видно из наших бесед с президентом и его братом, a также из переписки на высшем уровне, вопрос о взаимном доверии стоял достаточно остро во времена администрации Кеннеди, особенно в связи с кубинским кризисом».

Примечателен эпизод, который произошел после встречи Микояна с госсекретарем Раском. После того, как Микоян вышел из кабинета, его ждал советник Кеннеди по вопросам политики на Ближнем Востоке, этнический армянин Эдвард Джереджян. «В разгар кубинского ракетного кризиса Хрущев прислал в Вашингтон Анастаса Микояна, чтобы тот помог нейтрализовать кризис. Госсекретарь Дин Раск встречался с Микояном, и я решил с ним познакомиться. Отец постоянно твердил об этом армянине — постоянном члене Политбюро. Я думал, мой отец будет счастлив, если я ему позвоню и скажу, что познакомился с Микояном. Когда он подошел, я набрался мужества и обратился к нему с вопросом по-армянски: «Как поживаете, господин Микоян?»

28
Анастас Микоян и Эрнест Хемингуэй

Микоян остановился, удивленно взглянул на меня и спросил: «Кто ты такой?» Я впервые видел члена советского Политбюро и смиренно ответил: «Я — Эдвард Джереджян». «Что ты здесь делаешь?» — спросил Микоян. «Работаю», — сказал я. Он рассмеялся, хлопнул меня по спине и произнес: «Рад видеть, что армяне неплохо устроились в Соединенных Штатах». «Да и вы, господин Микоян, преуспеваете в Советском Союзе», — недолго думая, парировал я. Мы оба рассмеялись, и он направился к представителям прессы, ожидавшим его отзывов о беседе с госсекретарем Раском. Он только сказал им: «Без комментариев», — и уехал. Затем журналисты окружили меня и стали расспрашивать, что именно Микоян мне сказал. «Без комментариев», — ответил я, следуя тактике Микояна. После этого я вернулся в кабинет и тотчас позвонил отцу, который был в восторге от этого эпизода».

FotoFlexer_Photo
Анастас Микоян на встрече с вице-президентом США Ричардом Никсоном

Профессор Чикагского университета Майкл Элман, посвятил деятельности Микояна множества статей. В одной из них он пишет: «Микоян умел представительствовать. Представительствовать так хорошо, как никто другой. Говорят, он был чуть ли не единственным красным аппаратчиком высшего уровня, понимавшим толк в вине. Когда в Далласе застрелили Кеннеди, у Хрущева не было сомнений — на похороны надо посылать Микояна. С ним можно было говорить о чем угодно — он всегда был вежлив и гнул свою линию. И в конце концов, нет ничего удивительного в том, что западные лидеры предпочитали разговаривать именно с ним. Профессиональные политики, они были первоклассными менеджерами. И именно таким менеджером был Анастас Микоян».  Помимо Кубы, в 1960-х годах на долю Микояна выпали  важные миссии в Пакистан, Индию, Бирму, Японию, Индонезию, Ирак, в ряд стран Африки. Каждая из этих миссий способствовала укреплению международного положения Советского Союза.Когда Микояну исполнилось 70 лет, он вышел на пенсию, оставаясь еще несколько лет членом Президиума Верховного Совета.  Один из самых ярких политических деятелей, великий дипломат Анастас Микоян скончался он в октябре 1978 года в возрасте 82 лет.

Галстян Арег. 
«time to analyze» — politics, society, and ideas

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *